Шаден брук: А. МёЛЛЕР ВАН ДЕН БРУК КАК ИДЕОЛОГ «КОНСЕРВАТИВНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» В ОСВЕЩЕНИИ ГЕРМАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Содержание

А. МёЛЛЕР ВАН ДЕН БРУК КАК ИДЕОЛОГ «КОНСЕРВАТИВНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» В ОСВЕЩЕНИИ ГЕРМАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

2011 История №2(14)

УДК 930:94 (430).085

О.Э. Терехов

А. МЁЛЛЕР ВАН ДЕН БРУК КАК ИДЕОЛОГ «КОНСЕРВАТИВНОЙ РЕВОЛЮЦИИ»

В ОСВЕЩЕНИИ ГЕРМАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Рассматривается оценка в современной германской историографии роли А. Мёллера ван ден Брука в становлении идеологии немецкой «консервативной революции» в годы Веймарской республики.

Ключевые слова: «консервативная революция», Артур Мёллер ван ден Брук, германская историография.

Последнее десятилетие XX столетия ознаменовалось в западной и отечественной историографии возрастанием интереса к такому европейскому идейному феномену прошедшего столетия, как «консервативная революция», особенно ее немецкому варианту периода Веймарской республики в Германии. Одной из причин такого интереса является, по верному замечанию С.Г. Алленова, «ренессанс революционно-консервативной идеи» [1. С. 94]. Впрочем, феномен «консервативной революции» всегда присутствовал в духовной и политической жизни послевоенной Европы. Вклад её видных представителей в различные сферы западной культуры ХХ столетия настолько весом, что, занимаясь проблемами истории идей, истории философии, политологии, невозможно было игнорировать их труды. В политическом отношении идеологемы «консервативной революции» подпитывали правоконсервативные силы в ФРГ, «новых правых» во Франции, итальянских неофашистов.

Не будет преувеличением сказать, что «консервативная революция» была самым парадоксальным явлением германского консерватизма прошлого столетия. Уже в самом термине «консервативная революция» заключено логическое противоречие. Соединение в одном понятии двух, казалось бы, не совместимых тенденций — кардинального разрыва с традицией и, одновременно, ее сохранения, вызывало в научном дискурсе неоднозначные оценки [2. С. 1-7; 3]. «Консервативная революция» была попыткой создания идеологии «нового немецкого национализма» радикального характера. Ее деятели стремились обновить германский консерватизм и придать ему современный и динамичный характер. К числу характерных черт «консервативной революции» обычно относят: противопоставление немецкого народного духа и немецкой культуры ценностям западной цивилизации, поиск особого пути исторического развития Германии в русле «немецкого (прусского, национального) социализма», идею авторитар-

но-корпоративного государства, антилиберализм, бескомпромиссную борьбу против веймарской демократии и республики. Эти черты делали «консервативную революцию» родственной национал-социализму — другому течению радикального германского консерватизма. Возникновение и развитие идеологии «консервативной революции» в Веймарской республике стало ответом на идейный и политический кризис немецкого консерватизма после Первой мировой войны и Ноябрьской революции. Ее видными представителями в Веймарской Германии считаются такие деятели немецкой гуманитарной и общественнополитической мысли межвоенного периода, как Освальд Шпенглер, Артур Мёллер ван ден Брук, Эрнст Юнгер, Карл Шмитт, Эдгар Юлиус Юнг.

А. Мёллер ван ден Брук (1876-1925) был единственным значительным идеологом «консервативной революции», чей переход на позиции «революционного консерватизма» был предопределен его довоенным творчеством. Получив признание как литературный и театральный критик, переводчик и издатель совместно Д. С. Мережковским первого немецкоязычного собрания сочинений Ф.М. Достоевского, Мёллер ван ден Брук уже в своих довоенных работах выразил эстетическое неудовлетворение культурой и повседневностью кайзеровского рейха и позиционировал себя как немецкого националиста, презиравшего буржуазию и все, что с ней связно. В дальнейшем исследователи неоднократно указывали на то, что истоки младоконсерватизма Мёллера ван ден Брука (центрального идейного течения «консервативной революции», основателем которого он был) находятся в его довоенных сочинениях.

Служба в годы Первой мировой войны в ведомстве военной пропаганды подвигла Мёллера ван ден Брука обратить внимание на политику и стимулировала его интерес прежде всего к проблемам современной политики и поиску смысла национальной идентичности немцев, которым он

увлекался еще до войны [4; 5]. Изданный в 1916 г. «Прусский стиль» стал рубежной вехой в политизации творчества Мёллера ван ден Брука. Книга формально была посвящена архитектуре, но фактически автор обнаружил в истории Германии так называемый прусский стиль, который быстро распространил на другие сферы действительности. Первый значительной политической работой Мёллера ван ден Брука становится написанная в 1918 г. и изданная в 1919 г. книга «Право молодых народов» [6]. Затем последовали статьи по различным вопросам текущей политики, и, наконец, вышедший в 1923 г. шедевр политической публицистики Мёллера ван ден Брука, библия «консервативной революции» — «Третий рейх».).

Первое основательное исследование идейного наследия А. Мёллера ван ден Брука как идеолога «консервативной революции» предпринял американский историк немецкого происхождения К. фон Клемперер. Согласно К. фон Клемпереру, истоки политических взглядов Мёллера ван ден Брука следует искать в предвоенном и военном времени. Таким образом, по мнению К. фон Клемперера, он стал политическим мыслителем под влиянием войны и революции [7. С. 171]. Мёллер ван ден Брук выступил как духовный вождь нового поколения, которое критически относилось к буржуазным ценностям. Его политические воззрения определялись поиском мифологических основ политики. Такой подход к пониманию политики являлся эмоциональным, но в то же время позволял выработать достаточно динамичное ее восприятие. В этом одновременно выражались слабость и сила политических взглядов Мёллера ван ден Брука и всего неоконсервативного движения в Веймарской Германии, которое в сравнении с немецким консерватизмом кайзеровской эпохи оста-

валось, по существу, аполитичным движением [7. С. 171]. Тезис о противоречиях между «старыми» и «молодыми» народами стал для Мёллера ван ден Брука ключевым в объяснении причин Первой мировой войны. Истоки концепции о «молодых» народах восходили к предвоенным временам. По убеждению К. фон Клемперера, Мёллер ван ден Брук перенес предвоенный культ молодежного движения в Германии на почву географического мистицизма. Англичане, французы, итальянцы принадлежали, по убеждению Мёллера ван ден Брука, к «старым» народам. Немцы, русские и американцы — к «молодым» [7. С. 172].

В контексте оценки вклада Мёллера ван ден Брука в разработку внешнеполитической программы германского младоконсерватизма в Веймарской республике К. фон Клемперер делает два примечательных вывода, с одним из которых можно согласиться, с другим — нет. Оправдан, на наш взгляд, вывод о том, что концепция «молодых» народов, как и русский большевизм, была антиимпериалистической [7. С. 173]. Однако едва ли можно согласиться с выводом К. фон Клемперера о том, что книга «Право молодых народов» была написана в пику 14 пунктам президента

B. Вильсона, и что если бы на Парижской мирной

конференции победили предложения Вильсона, то не было бы дальнейшей радикализации политических взглядов Мёллера ван ден Брука вплоть до разработки концепции «Третьего рейха» [7.

C. 173-174]. К. фон Клемперер явно не учитывает логику развития внешнеполитической концепции германского консерватизма, которая после поражения Германии в Первой мировой войне приобрела радикальный характер, особенно у «новых» течений, каким, без сомнения, являлась «консервативная революция».

Касаясь характеристики «Третьего рейха», К. фон Клемперер считает, что это понятие Мёллер ван ден Брук сделал центральным в своей политической концепции. В лучших традициях немецкого консерватизма и политического романтизма понятие «Третий рейх» содержало в себе туманный миф будущего. «Мёллер придал понятию «Третий рейх» новую жизнь и новый смысл» [7. С. 176]. В этой связи К. фон Клемперер обращает внимание на одну из качественных характеристик мировоззрения Мёллера ван ден Брука, на его миссионерский и пророческий образ мышления, что непосредственно сказывалось на стилистике его трудов. Вместо того чтобы ясно объяснить вещи, Мёллер ван ден Брук, напротив, запутывал их смысл вязью стилистически выверенных предложений. «Революционный консерватизм

Мёллера был идейно-богатой концепцией, но в конечном итоге не достаточно эффективной, чтобы предохранить минимум консерватизма против максимума революционного натиска» [7. С. 178]. К. фон Клемперер, характеризуя главную идею «Третьего рейха» Мёллера ван ден Брука, полагал, что книга была направлена на критику партийно-поли-тической системы Веймарской Германии. Мёллер ван ден Брук был убежден: «все беды немецкой политики исходят от партий» [7. С. 177]. Критика парламентской системы Мёллером ван ден Бруком была одновременно критикой либерализма, который он считал порождением Х1Х столетия под влиянием материализма, релятивизма, индивидуализма, нигилизма и масонства [7. С. 177].

Как известно, Мёллер ван ден Брук с присущим ему эстетическим подходом к политике давал хлесткую и образно-афористичную характеристику либерализма. «Либерализм — свобода не иметь никаких убеждений, но утверждать при этом, что именно подобный подход и является главным убеждением» [8. С. 172]. «Либерализм подорвал культуру. Он уничтожил религию. Он разрушил Отечество. Он был самоубийством человечества» [8. С. 187]. Идейные истоки либерализма Мёллер ван ден Брук выводил из интеллектуальной традиции древнегреческого софизма. Современный европейский либерализм ведет свое начало с эпохи Возрождения, «место возникновения современного либерализма находится там, где индивидуум вырвался из средневековых обстоятельств» [8. С. 190]. Решающая же роль в становлении либерализма принадлежит, по мнению Мёллера ван ден Брука, Просвещению, особенно его английскому и французскому вариантам. По мнению К. фон Клемперера, для Мёллера ван ден Брука смысл существования консерватизма заключался в противопоставлении либерализму — традиции, рациональности — религии, индивидуализму — сообщества. Консерватизм XIX столетия не выполнил эту задачу, поэтому был подвергнут Мёллером ван ден Бруком острой критике. Исходя из отношения Мёллера ван ден Брука к традиционному немецкому консерватизму, К. фон Клемперер подчеркивает важность для его политических взглядов противопоставления «реакционного» и «консервативного» человека. «Отказ Мёллера и его друзей присоединиться к Немецкой народной национальной партии, которая подходила под определение реакционной, привело их на независимый путь создания нового консерватизма» [7. С. 179].

Важным элементом консерватизма Мёллера ван ден Брука был национализм. Он воспринимал

нацию как некое динамичное и аполитичное образование. По утверждению К. фон Клемперера, Мёллер ван ден Брук верил, что только идея нации способна удержать немцев вместе после падения монархии. Идея нации заменила в консерватизме Мёллера ван ден Брука идею монархии [7. С. 179]. Подводя итог размышлениям о роли и значении младоконсерватизма Мёллера ван ден Брука в деле формирования идеологии «консервативной революции», К. фон Клемперер констатирует: «Политическая теория Мёллера образует единое целое, в котором культурологические, исторические и политические аспекты связаны друг с другом» [7. С. 183]. Несмотря на то, что Мёллеру ван ден Бруку удалось привлечь внимание к актуальным проблемам германского консерватизма, мифоло-гизм его политического мышления не позволил ему выразить конкретные и практические потребности немецкого консерватизма в Веймарской республике [7. С. 184].

Несколько с иных позиций оценивает идейное наследие Мёллера ван ден Брука другой видный американский исследователь «консервативной революции» немецкого происхождения Ф. Штерн. Мёллер ван ден Брук был, по убеждению Ф. Штерна, не просто одной из значительных персон «консервативной революции, но являлся одним из ведущих идеологов немецкого консерватизма в целом. Начало немецкой «консервативной революции» Ф. Штерн связывает с деятельностью основоположников германского правого радикализма Пауля де Лагарда и Августа Юлиуса Лан-гбена, а высшей точки своего развития идеология «консервативной революции» достигла в годы Веймарской республики в творчестве Мёллера ван ден Брука [9. С. 22].

Ф. Штерн тесно связывает довоенное и послевоенное творчество Мёллера ван ден Брука. В частности, Ф. Штерн считает, что концепция «Третьего рейха» была не чем иным, как проекцией предвоенной критики в область политического, а «консервативная революция» не была спонтанно возникшей реакционной оппозицией против Версальского мирного договора и Веймарской республики, но была идеологией, сформировавшейся в XIX столетии и получившей после Первой мировой войны новый импульс [9. С. 223]. Во взглядах Мёллера ван ден Брука рубежа XIX-XX вв. отразилась дилемма современного ему консерватизма. С одной стороны, он отвергал либерализм, который противоречил его эстетическим убеждениям о том, что человек и общество должны быть от природы героическими и аристократическими [9. С. 235]. С другой, Мёллер ван ден Брук пре-

красно осознавал, что возвращение к старым консервативным ценностям в условиях технической цивилизации невозможно. Поэтому его усилия были направлены на разработку нового образца консерватизма в духе идеологии фёлькиш, где на место религии как высшей ценности следовало бы поставить государство, которое должно взять под свою охрану в современном индустриальном обществе культурные и политические добродетели [10. С. 235-236]. По мнению Ф. Штерна, Мёллер ван ден Брук еще до Первой мировой войны считал, что в Германии слишком много цивилизации и слишком мало культуры [9. С. 238].

Возвращаясь к оценке главного труда Мёллера ван ден Брука, Ф. Штерн пишет: «Третий рейх» -вершина мысли Мёллера и фелькишеской идеологии» [9. С. 303]. Далее Ф. Штерн отмечает, что в «Третьем рейхе» Мёллер ван ден Брук анализирует не конкретные проявления политических движений в Веймарской республике, а конструирует их идеальный тип [9. С. 304]. Он призывает к новой, на этот раз национальной революции, которая должна преобразовать немецкую культуру. Главная задача, которую ставил перед немецким обществом Мёллер ван ден Брук, была задача достижения национального единства. В рамках решения этой задачи Мёллер ван ден Брук подверг критике либерализм и марксизм. Он призвал рабочих отказаться от марксистского социализма и принять идею сословно-корпоративного «немецкого социализма», в котором классовые различия не мешали бы сохранению единства народа [9. С. 306307]. Но, с другой стороны, новое национальное государство должно ликвидировать неравенство современного капитализма и уничтожить либерализм и парламентаризм [9. С. 308]. Наряду с марксизмом и либерализмом острой критике в «Третьем рейхе» Мёллер ван ден Брук подверг традиционный немецкий консерватизм, характеризуя его как реакционную идеологию. Однако, как верно отмечал Ф. Штерн, вся интеллектуальная и публицистическая мощь критики Мёллера ван ден Брука имела мало общего с реальной политической действительностью. По мнению Ф. Штерна, концепция «Третьего рейха» базировалась в первую очередь на религиозных и мифологических идеях и может классифицироваться как род политической религии [9. С. 312].

В 1962 г. вышла биография Мёллера ван ден Брука Г.И. Швирскотта [10]. По мнению Г.И. Швирскотта, для того чтобы дать общую оценку роли и места младоконсерватизма в истории немецкого консерватизма, необходимо выявить его связь с консерватизмом XIX столетия

[10. С. 88]. В основе консерватизма лежал принцип легитимности, служащий для сохранения его исторического континуитета и традиции. Г.И. Швирскотт полагает, что Мёллер ван ден Брук попытался привести консервативную идеологию в соответствие с требованиями современности. Мёллер ван ден Брук понимал, что условия жизни в XX в. существенно отличаются от века XIX, а консерватизм в Германии закостенел в своем самодовольстве [10. С. 90]. Но попытка Мёллера ван ден Брука придать новый идейный импульс немецкому консерватизму тем не менее, согласно Г. И. Швирскотту, окончилась неудачей, поскольку ее источником являлись аполитичный эстетизм и романтика. Поэтому, несмотря на то, что Мёллер ван ден Брук позиционировал себя как консерва-тора-модер-ниста, он в глубинных слоях своего мировоззрения остался романтиком [10. С. 94-95].

Г. И. Швирскотт также указывает на еще одну важную черту идеологии младоконсерватизма и в целом «консервативной революции», а именно, утрату христианских основ консерватизма. Попытки Э.Ю. Юнга, О. Шпанна и В. Штапеля реанимировать христианство были единичными случаями в рядах «консервативных революционеров». Скептическое отношение младоконсервато-ров к христианству Г. И. Швирскотт связывает с послевоенными духовными тенденциями в Германии и мощным влиянием идейного наследия Ф. Ницше [10. С. 95-96], хотя, по утверждению Г. И. Швирскотта, с точки зрения консерватизма XIX в., любая политическая позиция, не получившая христианского обоснования, не может в полной мере считаться консервативной [10. С. 97]. Исходя из отношения младоконсерваторов к христианству, Г. И. Швирскотт полагает, что вследствие конфронтации Мёллера ван ден Брука с христианством и идеологией немецкого консерватизма XIX столетия его идейные поиски выходят за рамки консерватизма [10. С. 98].

Главную заслугу Мёллера ван ден Брука в разработке идеологии немецкого консерватизма в Веймарской республики Г. Швирскотт видит в возрождении имперского мифа. Г. Швирскотт отмечает, что имперская идея имела глубокие корни в гуманитарной и общественно-политической мысли Германии. Ренессанс имперской идеи произошел, по его мнению, на рубеже XIX-XX вв. ввиду недовольства правыми кругами реализацией имперской идеи в кайзеровской Германии. Но именно Мёллеру ван ден Бруку после 1918 г. удалось сделать имперский миф ключевым понятием немецкого консервативного движения, а затем и символом национальной революции [10. С. 105].

Под «Третьим рейхом» Мёллер ван ден Брук понимал не просто историческое звено, которое следовало после Второго рейха Бисмарка и средневековой священной римской империи германских народов, а высшую цель исторического развития немецкой нации и германского государства. Третий рейх Мёллера ван ден Брука — это конечный рейх, к которому всегда стремился немецкий национализм [10. С. 108].

Имперская идея в изложении Мёллера ван ден Брука имела три основополагающих принципа. Во-первых, общество должно трансформироваться в народ, чтобы до конца осознать свою имперскую миссию. Во-вторых, новая немецкая империя должна выйти за рамки старого национального государства и создать более крупную национальную общность. В-третьих, империю следует построить на принципе иерархии. Создать новую империю должна «третья партия» (первоначальное название книги Мёллера ван ден Брука) партия исторического континуитета немецкого народа [10. С. 107]. Г.И. Швирскотт подчеркивает, что в понимании сущности имперского народа Мёллер ван ден Брук расходился с идеологами фёль-кише и отводил решающую роль в национальном единении имперского народа не идее крови и почвы, а духовным и культурным ценностям [10. С. 107]. Третий рейх мыслился Мёллером ван ден Бруком как корпоративное, антилиберальное и антипарламентское государство во главе с младоконсервативной элитой. Внешние границы

Третьего рейха должны включать в себя Австрию и молодые народы Востока Европы. Во внешней политике Третий рейх должен в большей степени ориентироваться на Азию, чем на Западную Европу [10. С. 109].

Г. И. Швирскотт соотносит младоконсерватизм Мёллера ван ден Брука и его окружения с правым национал-большевизмом. Он определяет национал-большевизм как третью силу между националистически настроенными коммунистами и национал-социалистами, которая отвергла марксизм, но призвала к сотрудничеству с Советской Россией. Решающими факторами возникновения национал-большевизма, по мнению Г.И. Швирскотта стали: 1) отношение к Версалю; 2) популярность социалистической идеи, которую уже не могли игнорировать правонационалистические круги [10. С. 124-125]. Младоконсерваторы не остались в стороне от формирования национал-больше-вистской идеологии и принятия частью веймарских правых новой «восточной идеологии», чему в большой степени способствовало увлечение Мёллера ван ден Брука русской культурой [10. С. 127-

128]. Г.И. Швирскотт полагал, что при оценке «восточной идеологии», разработанной Мёллером ван ден Бруком, необходимо исходить из его знаменитой концепции противоборства «старых» и «молодых» народов. Русских, как и немцев, Мёллер ван ден Брук относил к «молодым» народам. Поэтому идея союза Германии с большевистской Россией против западных держав не была для Мёллера ван ден Брука неким временным тактическим ходом, а являлась исторически предопределенным решением. Г. И. Швирскотт ставит вопрос: была ли «восточная идеология» Мёллера ван ден Брука новой формой германского империализма, или содержала антиимпериалистические черты? И приходит к выводу, что антиимпериалистом Мёллера ван ден Брука все же назвать нельзя [10. С. 137].

Известный философ консервативного направления Герд Клаус Кальтенбруннер называет Мёллера ван ден Брука, «возможно, самым значительным представителем консервативной революции» [11. С. 185]. Подобно немецким романтикам начала XIX столетия, выступавшим в защиту монархии, Мёллер ван ден Брук столетием позже стал Мусагетом немецкого империализма и антидемократической оппозиции против Веймара [11.

С. 195]. Как политический романтик он не искал поддержки общества с помощью конкретной социально-политической программы или в качестве защитника определенных общественных слоев. Он провозглашал метаполитические видения. Его переживания истории и культуры Центральной и Восточной Европы оказали значительное влияние на становление мифа о Третьем рейхе и разработку идеи «консервативной революции» [11. С. 195]. На идейное родство младоконсерватизма с правым национал-большевизмом указывал ведущий французский исследователь немецкой «консервативной революции» Л. Дюпе в своем классическом исследовании о национал-большевизме в Веймарской республике. Л. Дюпе не причисляет Мёллера ван ден Брука к национал-большевикам, но считает, что автор «Третьего рейха» оказал значительное влияние на становление правого национал-большевизма. Во-первых, Мёллер ван ден Брук обосновал консервативно-революционную проблематику — идейную основу национал-большевизма. Во-вторых, поставил на повестку дня вопрос о сотрудничестве между националистами и пролетарскими массами. Национал-больше-вистских интеллектуалов последних лет существования Веймарской республики, по мнению Л. Дюпе, следует рассматривать как учеников и идейных последователей Мёллера ван ден Брука

[12. С. 70-71]. Он и его единомышленники хотели добиться расположения пролетарских масс, чтобы отвлечь их от марксизма и привлечь к идее нации и национального государства [12. С. 77].

В 1970-1980-х гг. интерес к творческому наследию Мёллера ван ден Брука заметно снижается (исключение монография Л. Дюпе). Германская и европейская историография «консервативной революции» возвращается к наследию Мёллера ван ден Брука в 1990-х гг. на волне новых дебатов о сущности «революционного консерватизма». Французский исследователь Д. Коэдель, ученик и последователь Л. Дюпе, называет Мёллера ван ден Брука главным идеологом неоконсерватизма в Веймарской республике и в целом «консервативной революции» [13. С. 37]. По мнению Д. Коэде-ля, поскольку политический лексикон консерватизма XIX столетия потерпел крах, Мёллеру ван ден Бруку пришлось осваивать политический лексикон своих противников, в частности использовать понятия, не присущие консервативному политическому жаргону: «демократия», «революция», «социализм», — вкладывая в них консервативное содержание [13. С. 39]. При этом под демократией Мёллер ван ден Брук понимал народное сообщество, под революцией — «консервативную революцию», под социализмом — национальный, органический, корпоративный социализм. Но, использование Мёллером ван ден Бруком политической терминологии своих идейных противников, особенно левых, способствовало его перемещению в поле их политического и интеллектуального дискурса. Д. Коэдель считает главной особенностью политической концепции Мёллера ван ден Брука, впрочем, как и всей «консервативной революции», идейный дуализм между правым и левым, приведший к феномену «правых людей слева» [13. С. 50-51].

Х. Верт в рамках своего труда, посвященного развитию идеи «национального социализма» в Германии (первое издание вышло в 1996 г.), предпринял анализ представлений Мёллера ван ден Брука о социализме на фоне его общих социальнополитических взглядов [14]. Согласно Х. Верту, сущность концепции национального социализма Мёллера ван ден Брука состояла в его идейной неприязни к западным формам общества и, одновременно, была символическим декором в осуществлении национальной идеи [14. С. 85]. Помимо либерализма, Мёллер ван ден Брук также отвергал и марксистский социализм, который он воспринимал как одну из форм проявления либерализма.

Х. Верт считает, что Мёллер ван ден Брук в своих представлениях о структуре общества исхо-

дил из концепции Ф. Тённиса о противопоставлении общества и сообщества. Общество означало для него либеральную форму организации социума, ведущую к разложению и упадку. Сообщество воспринималось как альтернатива обществу и означало единство, сплоченность и товарищество [14. С. 85-86]. Антибуржуазность Мёллера ван ден Брука основывалась не на отрицании им принципов бюргерского общежития, а на его взглядах как представителя довоенной немецкой богемы, которая предпочитала эстетско-романтический подход к жизни взамен повседневному существованию и быту. Поэтому, как полагает Х. Верт, несмотря на то, что для Мёллера ван ден Брука предвоенная Германия была тем идеалом, который он хотел восстановить, он решительно отвергал любые формы проявления вильгельме-низма, как наиболее яркое выражение мелкобуржуазного образа жизни. Бюргер, в его глазах, был представителем западного либерализма в Германии [14. С. 90]. В унисон устоявшейся в историографии «консервативной революции» точки зрения о различном понимании Мёллером ван ден Бруком и О. Шпенглером идеи «национального социализма» Х. Верт утверждает, что концепции социализма двух крупнейших идеологов младо-консерватизма во многом совпадают. Более того, Х. Верт убежден, что «национальный социализм» Мёллера ван ден Брука берет свое начало в «прусском социализме» Шпенглера [14. С. 98].

Очередную фундаментальную трактовку идейного наследия Мёллера ван ден Брука в рамках своей концепции немецкого консерватизма в Веймарской республике предложил Р. фон Буше. По его мнению, в отличие от Шпенглера Мёллер ван ден Брук пришел к идее метаполитической реконструкции консерватизма через эстетику и мифотворчество, что, как отмечает Р. фон Буше, было замечено его современниками. «Претензия мыслить мифологически и благодаря этому основать новую действительность была характерна для Мёллера и его сторонников», — констатирует Р. фон Буше [15. С. 158]. И далее: «Политизация вечно данных условий бытия была важнейшим вкладом Мёллера и его младоконсервативных эпигонов в процесс политизации аполитичности» [15. С. 154]. Р. фон Буше называет Мёллера ван ден Брука самым значительным представителем немецкого консервативного утопизма после 1918 г. Критика Мёллером ван ден Бруком предвоенного немецкого консерватизма основана на его принципах мировоззренческого и политического размежевания с консерватизмом кайзеровской империи, который, с его точки зрения, был

недостаточно консервативен [15. С. 159]. Причину краха немецкого консерватизма после 1918 г. Мёллер ван ден Брук усматривал, согласно Р. фон Буше, в отсутствии у немецкой нации осознанного политического духа. Немецкий народ — «молодой» народ, который еще не выработал четких духовных и политических критериев своего существования [15. С. 159]. Основой для консервативного обновления должен стать так называемый «консервативный человек», которого Мёллер ван ден Брук отделяет от реакционера. Реакционер — человек прошлого, «консервативный человек» смотрит в будущие. «Консервативный человек должен полностью посвятить себя «Третьему рейху» [15. С. 165].

Р. фон Буше выделяет шесть основополагающих политических тезисов Мёллера ван ден Брука. Первое, война проиграна из-за недостатка в народе политически осознанного немецкого духа. Второе, современная политика — обман. Третье, парламентаризм — господство посредственностей. Четвертое, «либерализм губит народы». Пятое, переживания недавнего прошлого и либеральное разложение общества способствуют долговременной политической обороне консерватизма. Шестое, реакционер, как внутренняя опасность для консервативного обновления, должен быть преодолен [15. С. 166]. По мнению Р. фон Буше, Мёллер ван ден Брук не просто стремился обновить идеологию консерватизма, он претендовал на роль обновителя самой «идеи консерватизма» [15. С. 171]. В связи с этим он полагал, что войну и революцию следует считать необходимыми предпосылками в деле обновления консерватизма, а политизация якобы аполитичного немецкого народа должна способствовать преодолению либерализма, парламентаризма и режима партий и стать основой новой консервативной утопии «Третьего рейха», к которой должен стремиться «консервативный человек» [15. С. 173].

Как мы показали выше, с момента своего становления германская историография «консервативной революции» по праву причисляла Мёллера ван ден Брука к числу ведущих идеологов «революционного консерватизма». Давая оценку Мёллера ван ден Брука как идеолога «консервативной революции», немецкие историки прежде всего выделяли ряд типологических черт его мировоззрения и социально-политической доктрины, которые

были присущи всей «консервативной революции» в целом. Особенность же политических взглядов Мёллера ван ден Брука заключалась в том, что он был родоначальником значительной части концептуальных идейных установок «консервативной революции». Именно на этой черте его идейнотеоретического наследия концентрировалась германская историография.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алленов С.Г. «Консервативная революция» в Германии 1920-х — начала 1930-х годов: проблема интерпретации // Политические исследования. 2003. №4. С. 94-107.

2. Breuer S. Anatomie der Konservativen Revolution. Darmstadt, 1993.

3. Умлянд А. «Консервативная революция»: имя собственное или родовое понятие? // Вопросы философии. 2006. № 2. С. 116-126.

4. Moeller van den Bruck A. Fuhrende Deutsche: Vom Dog-matischen; Ulrich von Huten; Martin Luther; Der Grosse Kurfurst; Friedrich Schiller; Otto von Bismarck; Friedrich Nietzsche. Min-den i. W. o. J.

5. Moeller van den Bruck A. Verirrte Deutsche: Vom Deut-schen u. vom Problematischen; Christian Gunther; Reinhold Lenz; Maximilian Klinger; Christian Dietrich Grabbe; Georg Buchne; Hermann Conradi. Minden i. W., o. J.

6. Moeller van den Bruck A. Das Recht der jungen Volker. Munchen, 1919.

7. Klemperer K. von. Konservative Bewegungen zwischen Kaiserreich und Nationalsozialismus. Munchen, 1962.

8. Мёллер ван ден Брук А. Третья империя // А. Мёллер ван ден Брук, А. Васильченко. Миф о вечной империи и Третий рейх. М., 2009.

9. Stern F. Kulturpessimismus als politische Gefahr. Eine Analyse nationaler Ideologie in Deutschland. Bern, Stuttgart, Wien, 1963.

10. Schwierskott H.-J. Arthur Moeller van den Bruck und der revolutionare Nationalismus in der Weimarer Republik. Gottingen, 1962.

11. Kaltenbrunner G.-K. Von Dostojewski zum Dritten Reich. Arthur Moeller van den Bruck und die Konservative Revolution // Politische Studien, Zweimonatsschrift fur Zeitgeschichte und Poli-tik. 1969. H 184. Marz/April. S. 184-200.

12. Dupeux L. «Nationalbolschewismus» in Deutschland 1919-1933: kommunistische Strategie und konservative Dynamik. Munchen: Beck, 1985.

13. Goeldel D. «Revolution», «Sozialismus» und «Demokra-tie»: Bedeutungswandel dreier Grundbegriffe am Beispiel von Moeller van den Bruck // Intellektuellendiskurse in der Weimarer Republik: zur politischen Kultur einer Gemengelage / Hrsg. von M. Gangl, G. Raulet. Frankfurt a. M., 1994. S. 37-51.

14. Werth Ch. Sozialismus und Nation: die deutsche Ideolo-giediskussion zwischen 1918 und 1945. 2. Aufl. Weimar, 2001.

15. Bussche R. von dem. Konservatismus in der Weimarer Republik: die Politisierung des Unpolitischen. Heidelberg, 1998.

А. Мёллер ван ден Брук как идеолог «консервативной революции» в освещении германской историографии

Рассматривается оценка в современной германской историографии роли А. Мёллера ван ден Брука в становлении идеологии немецкой «консервативной революции» в годы Веймарской республики.

Arthur Moeller van den Bruck as an ideologist of the Conservative Revolution in the appraisingof German historiography.pdf Последнее десятилетие XX столетия ознаме-новалось в западной и отечественной историогра-фии возрастанием интереса к такому европейско-му идейному феномену прошедшего столетия, как«консервативная революция», особенно ее немец-кому варианту периода Веймарской республики вГермании. Одной из причин такого интереса явля-ется, по верному замечанию С.Г. Алленова, «ре-нессанс революционно-консервативной идеи» [1.С. 94]. Впрочем, феномен «консервативной рево-люции» всегда присутствовал в духовной и поли-тической жизни послевоенной Европы. Вклад еёвидных представителей в различные сферы запад-ной культуры ХХ столетия настолько весом, что,занимаясь проблемами истории идей, истории фи-лософии, политологии, невозможно было игнори-ровать их труды. В политическом отношенииидеологемы «консервативной революции» подпи-тывали правоконсервативные силы в ФРГ, «новыхправых» во Франции, итальянских неофашистов.Не будет преувеличением сказать, что «кон-сервативная революция» была самым парадок-сальным явлением германского консерватизмапрошлого столетия. Уже в самом термине «кон-сервативная революция» заключено логическоепротиворечие. Соединение в одном понятии двух,казалось бы, не совместимых тенденций — карди-нального разрыва с традицией и, одновременно, еесохранения, вызывало в научном дискурсе неод-нозначные оценки [2. С. 1-7; 3]. «Консервативнаяреволюция» была попыткой создания идеологии«нового немецкого национализма» радикальногохарактера. Ее деятели стремились обновить гер-манский консерватизм и придать ему современ-ный и динамичный характер. К числу характерныхчерт «консервативной революции» обычно отно-сят: противопоставление немецкого народногодуха и немецкой культуры ценностям западнойцивилизации, поиск особого пути историческогоразвития Германии в русле «немецкого (прусско-го, национального) социализма», идею авторитар-но-корпоративного государства, антилиберализмj/TT2 ,бескомпромиссную борьбу против веймарскойдемократии и республики. Эти черты делали«консервативную революцию» родственной на-ционал-социализму — другому течению радикаль-ного германского консерватизма. Возникновениеи развитие идеологии «консервативной револю-ции» в Веймарской республике стало ответом наидейный и политический кризис немецкого кон-серватизма после Первой мировой войны и Но-ябрьской революции. Ее видными представителя-ми в Веймарской Германии считаются такие дея-тели немецкой гуманитарной и общественно-политической мысли межвоенного периода, какОсвальд Шпенглер, Артур Мёллер ван ден Брук,Эрнст Юнгер, Карл Шмитт, Эдгар Юлиус Юнг.А. Мёллер ван ден Брук (1876-1925) былединственным значительным идеологом «консер-вативной революции», чей переход на позиции«революционного консерватизма» был предопре-делен его довоенным творчеством. Получив при-знание как литературный и театральный критик,переводчик и издатель совместно Д.С. Мережков-ским первого немецкоязычного собрания сочине-ний Ф.М. Достоевского, Мёллер ван ден Брук ужев своих довоенных работах выразил эстетическоенеудовлетворение культурой и повседневностьюкайзеровского рейха и позиционировал себя какнемецкого националиста, презиравшего буржуа-зию и все, что с ней связно. В дальнейшем иссле-дователи неоднократно указывали на то, что исто-ки младоконсерватизма Мёллера ван ден Брука(центрального идейного течения «консервативнойреволюции», основателем которого он был) нахо-дятся в его довоенных сочинениях.Служба в годы Первой мировой войны в ве-домстве военной пропаганды подвигла Мёллераван ден Брука обратить внимание на политику истимулировала его интерес прежде всего к про-блемам современной политики и поиску смысланациональной идентичности немцев, которым онувлекался еще до войны [4; 5]. Изданный в 1916 г.«Прусский стиль» стал рубежной вехой в полити-зации творчества Мёллера ван ден Брука. Книгаформально была посвящена архитектуре, но фак-тически автор обнаружил в истории Германии такназываемый прусский стиль, который быстро рас-пространил на другие сферы действительности.Первый значительной политической работойМёллера ван ден Брука становится написанная в1918 г. и изданная в 1919 г. книга «Право молодыхнародов» [6]. Затем последовали статьи по раз-личным вопросам текущей политики, и, наконец,вышедший в 1923 г. шедевр политической публи-цистики Мёллера ван ден Брука, библия «консер-вативной революции» — «Третий рейх». Одновре-менно, начиная с 1919 г., Мёллер ван ден Брук сгруппой единомышленников (Генрих фон Гляй-хен, Ганс Шварц, Макс Хильдеберт Беем и др.)разворачивает активную организационную дея-тельность, которая в конечном итоге привела ксозданию в 1919 г. идейного центра младоконсер-вативного направления в идеологии «консерва-тивной революции» «Июньского клуба» (в даль-нейшем, после смерти Мёллера ван ден Брука, пе-реименованного в «Клуб господ»), одного извлиятельнейших теневых политических клубов впервые годы существования Веймарской респуб-лики. В свою очередь, участники «Июньскогоклуба» стали инициаторами формирования болееширокого объединения, быстро набирающего силумладоконсервативного движения — движениякольца (Der Ring-Bewegung).Первое основательное исследование идейногонаследия А. Мёллера ван ден Брука как идеолога«консервативной революции» предпринял амери-канский историк немецкого происхожденияК. фон Клемперер. Согласно К. фон Клемпереру,истоки политических взглядов Мёллера ван денБрука следует искать в предвоенном и военномвремени. Таким образом, по мнению К. фон Клем-перера, он стал политическим мыслителем подвлиянием войны и революции [7. С. 171]. Мёллерван ден Брук выступил как духовный вождь ново-го поколения, которое критически относилось кбуржуазным ценностям. Его политические воззре-ния определялись поиском мифологических основполитики. Такой подход к пониманию политикиявлялся эмоциональным, но в то же время позво-лял выработать достаточно динамичное ее вос-приятие. В этом одновременно выражались сла-бость и сила политических взглядов Мёллера ванден Брука и всего неоконсервативного движения вВеймарской Германии, которое в сравнении с не-мецким консерватизмом кайзеровской эпохи оста-валось, по существу, аполитичным движением [7.С. 171]. Тезис о противоречиях между «старыми»и «молодыми» народами стал для Мёллера ван денБрука ключевым в объяснении причин Первоймировой войны. Истоки концепции о «молодых»народах восходили к предвоенным временам. Поубеждению К. фон Клемперера, Мёллер ван денБрук перенес предвоенный культ молодежногодвижения в Германии на почву географическогомистицизма. Англичане, французы, итальянцыпринадлежали, по убеждению Мёллера ван денБрука, к «старым» народам. Немцы, русские иамериканцы — к «молодым» [7. С. 172].В контексте оценки вклада Мёллера ван денБрука в разработку внешнеполитической про-граммы германского младоконсерватизма в Вей-марской республике К. фон Клемперер делает двапримечательных вывода, с одним из которыхможно согласиться, с другим — нет. Оправдан, нанаш взгляд, вывод о том, что концепция «моло-дых» народов, как и русский большевизм, былаантиимпериалистической [7. С. 173]. Однако едвали можно согласиться с выводом К. фон Клемпе-рера о том, что книга «Право молодых народов»была написана в пику 14 пунктам президентаВ. Вильсона, и что если бы на Парижской мирнойконференции победили предложения Вильсона, тоне было бы дальнейшей радикализации политиче-ских взглядов Мёллера ван ден Брука вплоть доразработки концепции «Третьего рейха» [7.С. 173-174]. К. фон Клемперер явно не учитываетлогику развития внешнеполитической концепциигерманского консерватизма, которая после пора-жения Германии в Первой мировойМёллера был идейно-богатой концепцией, но вконечном итоге не достаточно эффективной, что-бы предохранить минимум консерватизма противмаксимума революционного натиска» [7. С. 178].К. фон Клемперер, характеризуя главную идею«Третьего рейха» Мёллера ван ден Брука, полагал,что книга была направлена на критику партийно-поли-тической системы Веймарской Германии.Мёллер ван ден Брук был убежден: «все беды не-мецкой политики исходят от партий» [7. С. 177].Критика парламентской системы Мёллером ванден Бруком была одновременно критикой либера-лизма, который он считал порождением X1X сто-летия под влиянием материализма, релятивизма,индивидуализма, нигилизма и масонства [7.С. 177].Как известно, Мёллер ван ден Брук с прису-щим ему эстетическим подходом к политике давалхлесткую и образно-афористичную характеристи-ку либерализма. «Либерализм — свобода не иметьникаких убеждений, но утверждать при этом, чтоименно подобный подход и является главнымубеждением» [8. С. 172]. «Либерализм подорвалкультуру. Он уничтожил религию. Он разрушилОтечество. Он был самоубийством человечества»[8. С. 187]. Идейные истоки либерализма Мёллерван ден Брук выводил из интеллектуальной тради-ции древнегреческого софизма. Современный ев-ропейский либерализм ведет свое начало с эпохиВозрождения, «место возникновения современно-го либерализма находится там, где индивидуумвырвался из средневековых обстоятельств» [8.С. 190]. Решающая же роль в становлении либера-лизма принадлежит, по мнению Мёллера ван денБрука, Просвещению, особенно его английскому ифранцузскому вариантам. По мнению К. фонКлемперера, для Мёллера ван ден Брука смыслсуществования консерватизма заключался в про-тивопоставлении либерализму — традиции, рацио-нальности — религии, индивидуализму — сообще-ства. Консерватизм XIX столетия не выполнил этузадачу, поэтому был подвергнут Мёллером ванден Бруком острой критике. Исходя из отношенияМёллера ван ден Брука к традиционному немец-кому консерватизму, К. фон Клемперер подчерки-вает важность для его политических взглядов про-тивопоставления «реакционного» и «консерватив-ного» человека. «Отказ Мёллера и его друзей при-соединиться к Немецкой народной национальнойпартии, которая подходила под определение реак-ционной, привело их на независимый путь созда-ния нового консерватизма» [7. С. 179].Важным элементом консерватизма Мёллераван ден Брука был национализм. Он воспринималнацию как некое динамичное и аполитичное обра-зование. По утверждению К. фон Клемперера,Мёллер ван ден Брук верил, что только идея нацииспособна удержать немцев вместе после падениямонархии. Идея нации заменила в консерватизмеМёллера ван ден Брука идею монархии [7. С. 179].Подводя итог размышлениям о роли и значениимладоконсерватизма Мёллера ван ден Брука в де-ле формирования идеологии «консервативной ре-волюции», К. фон Клемперер констатирует: «По-литическая теория Мёллера образует единое це-лое, в котором культурологические, историческиеи политические аспекты связаны друг с другом»[7. С. 183]. Несмотря на то, что Мёллеру ван денБруку удалось привлечь внимание к актуальнымпроблемам германского консерватизма, мифоло-гизм его политического мышления не позволилему выразить конкретные и практические потреб-ности немецкого консерватизма в Веймарскойреспублике [7. С. 184].Несколько с иных позиций оценивает идейноенаследие Мёллера ван ден Брука другой видныйамериканский исследователь «консервативной ре-волюции» немецкого происхождения Ф. Штерн.Мёллер ван ден Брук был, по убеждениюФ. Штерна, не просто одной из значительных пер-сон «консервативной революции, но являлся од-ним из ведущих идеологов немецкого консерва-тизма в целом. Начало немецкой «консервативнойреволюции» Ф. Штерн связывает с деятельностьюосновоположников германского правого радика-лизма Пауля де Лагарда и Августа Юлиуса Лан-гбена, а высшей точки своего развития идеология«консервативной революции» достиглакрасно осознавал, что возвращение к старым кон-сервативным ценностям в условиях техническойцивилизации невозможно. Поэтому его усилиябыли направлены на разработку нового образцаконсерватизма в духе идеологии фёлькиш, где наместо религии как высшей ценности следовало быпоставить государство, которое должно взять подсвою охрану в современном индустриальном об-ществе культурные и политические добродетели[10. С. 235-236]. По мнению Ф. Штерна, Мёллерван ден Брук еще до Первой мировой войны счи-тал, что в Германии слишком много цивилизациии слишком мало культуры [9. С. 238].Возвращаясь к оценке главного труда Мёллераван ден Брука, Ф. Штерн пишет: «Третий рейх» -вершина мысли Мёллера и фелькишеской идеоло-гии» [9. С. 303]. Далее Ф. Штерн отмечает, что в«Третьем рейхе» Мёллер ван ден Брук анализиру-ет не конкретные проявления политических дви-жений в Веймарской республике, а конструируетих идеальный тип [9. С. 304]. Он призывает к но-вой, на этот раз национальной революции, котораядолжна преобразовать немецкую культуру. Глав-ная задача, которую ставил перед немецким обще-ством Мёллер ван ден Брук, была задача достиже-ния национального единства. В рамках решенияэтой задачи Мёллер ван ден Брук подверг критикелиберализм и марксизм. Он призвал рабочих отка-заться от марксистского социализма и принятьидею сословно-корпоративного «немецкого со-циализма», в котором классовые различия не ме-шали бы сохранению единства народа [9. С. 306-307]. Но, с другой стороны, новое национальноегосударство должно ликвидировать неравенствосовременного капитализма и уничтожить либера-лизм и парламентаризм [9. С. 308]. Наряду с мар-ксизмом и либерализмом острой критике в«Третьем рейхе» Мёллер ван ден Брук подвергтрадиционный немецкий консерватизм, характе-ризуя его как реакционную идеологию. Однако,как верно отмечал Ф. Штерн, вся интеллектуаль-ная и публицистическая мощь критики Мёллераван ден Брука имела мало общего с реальной по-литической действительностью. По мнениюФ. Штерна, концепция «Третьего рейха» базиро-валась в первую очередь на религиозных и мифо-логических идеях и может классифицироватьсякак род политической религии [9. С. 312].В 1962 г. вышла биография Мёллера ван денБрука Г.И. Швирскотта [10]. По мнениюГ.И. Швирскотта, для того чтобы дать общуюоценку роли и места младоконсерватизма в исто-рии немецкого консерватизма, необходимо вы-явить его связь с консерватизмом XIX столетия[10. С. 88]. В основе консерватизма лежал прин-цип легитимности, служащий для сохранения егоисторического континуитета и традиции. Г.И.Швирскотт полагает, что Мёллер ван ден Брук по-пытался привести консервативную идеологию всоответствие с требованиями современности.Мёллер ван ден Брук понимал, что условия жизнив XX в. существенно отличаются от века XIX, аконсерватизм в Германии закостенел в своем са-модовольстве [10. С. 90]. Но попытка Мёллера ванден Брука придать новый идейный импульс не-мецкому консерватизму тем не менее, согласноГ.И. Швирскотту, окончилась неудачей, посколькуее источником являлись аполитичный эстетизм иромантика. Поэтому, несмотря на то, что Мёллерван ден Брук позиционировал себя как консерва-тора-модер-ниста, он в глубинных слоях своегомировоззрения остался романтиком [10. С. 94-95].Г.И. Швирскотт также указывает на еще однуважную черту идеологии младоконсерватизма и вцелом «консервативной революции», а именно,утрату христианских основ консерватизма. По-пытки Э.Ю. Юнга, О. Шпанна и В. Штапеля реа-нимировать христианство были единичными слу-чаями в рядах «консервативных революционе-ров». Скептическое отношение младоконсервато-ров к христианству Г.И. Швирскотт связывает спослевоенными духовными тенденциями в Герма-нии и мощным влиянием идейного наследияФ. Ницше [10. С. 95-96], хотя, по утверждениюГ.И. Швирскотта, с точки зрения консерватизмаXIX в., любая политическая позиция, не получив-шая христианского обоснования, не может в пол-ной мере считаться консервативной [10. С. 97].Исходя из отношения младоконсерваторов к хри-стианству, Г.И. Швирскотт полагает, что вследст-вие конфронтации Мёллера ван ден Брука с хри-стианством и идеологией немецкого консерватиз-ма XIX столетия его идейные поиски выходят зарамки консерватизма [10. С. 98].Главную заслугу Мёллера ван ден Брука в раз-работке идеологии немецкого консерватизма вВеймарской республики Г. Швирскотт видит ввозрождении имперского мифа. Г. Швирскотт от-мечает, что имперская идея имела глубокие корнив гуманитарной и общественно-политическоймысли Германии. Ренессанс имперской идеи про-изошел, по его мнению, на рубеже XIX-XX вв.ввиду недовольства правыми кругами реализациейимперской идеи в кайзеровской Германии. Ноименно Мёллеру ван ден Бруку после 1918 г. уда-лось сделать имперский миф ключевым понятиемнемецкого консервативного движения, а затем исимволом национальной революции [10. С. 105].Под «Третьим рейхом» Мёллер ван ден Брук по-нимал не просто историческое звено, которое сле-довало после Второго рейха Бисмарка и средневе-ковой священной римской империи германскихнародов, а высшую цель исторического развитиянемецкой нации и германского государства. Тре-тий рейх Мёллера ван ден Брука — это конечныйрейх, к которому всегда стремился немецкий на-ционализм [10. С. 108].Имперская идея в изложении Мёллера ван денБрука имела три основополагающих принципа.Во-первых, общество должно трансформироватьсяв народ, чтобы до конца осознать свою имперскуюмиссию. Во-вторых, новая немецкая империядолжна выйти за рамки старого национальногогосударства и создать более крупную националь-ную общность. В-третьих, империю следует по-строить на принципе иерархии. Создать новуюимперию должна «третья партия» (первоначаль-ное название книги Мёллера ван ден Брука) пар-тия исторического континуитета немецкого наро-да [10. С. 107]. Г.И. Швирскотт подчеркивает, чтов понимании сущности имперского народа Мёл-лер ван ден Брук расходился с идеологами фёль-кише и отводил решающую роль в национальномединении имперского народа не идее крови и поч-вы, а духовным и культурным ценностям [10.С. 107]. Третий рейх мыслился Мёллером ван денБруком как корпоративное, антилиберальное иантипарламентское государство во главе с младо-консервативной элитой. Внешние границыТретьего рейха должны включать в себя Австриюи молодые народы Востока Европы. Во внешнейполитике Третий рейх должен в большей степениориентироваться на Азию, чем на Западную Евро-пу [10. С. 109].Г.И. Швирскотт соотносит младоконсерватизмМёллера ван ден Брука и его окружения с правымнационал-большевизмом. Он определяет нацио-нал-большевизм как третью силу между национа-листически настроенными коммунистами и на-ционал-социалистами, которая отвергла марксизм,но призвала к сотрудничеству с Советской Росси-ей. Решающими факторами возникновения нацио-нал-большевизма&‰†¬ є, по мнению Г.И. Швирскоттастали: 1) отношение к Версалю; 2) популярностьсоциалистической идеи, которую уже не моглиигнорировать правонационалистические круги[10. С. 124-125]. Младоконсерваторы не осталисьв стороне от формирования национал-больше-вистской идеологии и принятия частью веймар-ских правых новой «восточной идеологии», чему вбольшой степени способствовало увлечение Мёл-лера ван ден Брука русской культурой [10. С. 127-128]. Г.И. Швирскотт полагал, что при оценке«восточной идеологии», разработанной Мёллеромван ден Бруком, необходимо исходить из его зна-менитой концепции противоборства «старых» и«молодых» народов. Русских, как и немцев, Мёл-лер ван ден Брук относил к «молодым» народам.Поэтому идея союза Германии с большевистскойРоссией против западных держав не была дляМёллера ван ден Брука неким временным такти-ческим ходом, а являлась исторически предопре-деленным решением. Г.И. Швирскотт ставит во-прос: была ли «восточная идеология» Мёллера ванден Брука новой формой германского империа-лизма, или содержала антиимпериалистическиечерты? И приходит к выводу, что антиимпериали-стом Мёллера ван ден Брука все же назвать нельзя[10. С. 137].Известный философ консервативного направ-ления Герд Клаус Кальтенбруннер называет Мёл-лера ван ден Брука, «возможно, самым значитель-ным представителем консервативной революции»[11. С. 185]. Подобно немецким романтикам нача-ла XIX столетия, выступавшим в защиту монар-хии, Мёллер ван ден Брук столетием позже сталМусагетом немецкого империализма и антидемо-кратической оппозиции против Веймара [11.С. 195]. Как политический романтик он не искалподдержки общества с помощью конкретной со-циально-политической программы или в качествезащитника определенных общественных слоев. Онпровозглашал метаполитические видения. Его пе-реживания истории и культуры Центральной иВосточной Европы оказали значительное влияниена становление мифа о Третьем рейхе и разработ-ку идеи «консервативной ‘F7революции[12. С. 70-71]. Он и его единомышленники хотелидобиться расположения пролетарских масс, чтобыотвлечь их от марксизма и привлечь к идее нациии национального государства [12. С. 77].В 1970-1980-х гг. интерес к творческому на-следию Мёллера ван ден Брука заметно снижается(исключение монография Л. Дюпе). Германская иевропейская историография «консервативной ре-волюции» возвращается к наследию Мёллера ванден Брука в 1990-х гг. на волне новых дебатов осущности «революционного консерватизма».Французский исследователь Д. Коэдель, ученик ипоследователь Л. Дюпе, называет Мёллера ван денБрука главным идеологом неоконсерватизма вВеймарской республике и в целом «консерватив-ной революции» [13. С. 37]. По мнению Д. Коэде-ля, поскольку политический лексикон консерва-тизма XIX столетия потерпел крах, Мёллеру ванден Бруку пришлось осваивать политический лек-сикон своих противников, в частности использо-вать понятия, не присущие консервативному по-литическому жаргону: «демократия», «револю-ция», «социализм», — вкладывая в них консерва-тивное содержание [13. С. 39]. При этом под де-мократией Мёллер ван ден Брук понимал народ-ное сообщество, под революцией — «консерватив-ную революцию», под социализмом — националь-ный, органический, корпоративный социализм.Но, использование Мёллером ван ден Бруком по-литической терминологии своих идейных против-ников, особенно левых, способствовало его пере-мещению в поле их политического и интеллекту-ального дискурса. Д. Коэдель считает главнойособенностью политической концепции Мёллераван ден Брука, впрочем, как и всей «консерватив-ной революции», идейный дуализм между правыми левым, приведший к феномену «правых людейслева» [13. С. 50-51].Х. Верт в рамках своего труда, посвященногоразвитию идеи «национального социализма» вГермании (первое издание вышло в 1996 г.), пред-принял анализ представлений Мёллера ван денБрука о социализме на фоне его общих социально-политических взглядов [14]. Согласно Х. Верту,сущность концепции национального социализмаМёллера ван ден Брука состояла в его идейнойнеприязни к западным формам общества и, одно-временно, была символическим декором в осуще-ствлении национальной идеи [14. С. 85]. Помимолиберализма, Мёллер ван ден Брук также отвергали марксистский социализм, который он восприни-мал как одну из форм проявления либерализма.Х. Верт считает, что Мёллер ван ден Брук всвоих представлениях о структуре общества исхо-дил из концепции Ф. Тённиса о противопоставле-нии общества и сообщества. Общество означалодля него либеральную форму организации социу-ма, ведущую к разложению и упадку. Сообществовоспринималось как альтернатива обществу и оз-начало единство, сплоченность и товарищество[14. С. 85-86]. Антибуржуазность Мёллера ванден Брука основывалась не на отрицании импринципов бюргерского общежития, а на еговзглядах как представителя довоенной немецкойбогемы, которая предпочитала эстетско-роман-тический подход к жизни взамен повседневномусуществованию и быту. Поэтому, как полагаетХ. Верт, несмотря на то, что для Мёллера ван денБрука предвоенная Германия была тем идеалом,который он хотел восстановить, он решительноотвергал любые формы проявления вильгельме-низма, как наиболее яркое выражение мелкобур-жуазного образа жизни. Бюргер, в его глазах, былпредставителем западного либерализма в Герма-нии [14. С. 90]. В унисон устоявшейся в историо-графии «консервативной революции» точки зре-ния о различном понимании Мёллером ван денБруком и О. Шпенглером идеи «национальногосоциализма» Х. Верт утверждает, что концепциисоциализма двух крупнейших идеологов младо-консерватизма во многом совпадают. Более того,Х. Верт убежден, что «национальный социализм»Мёллера ван ден Брука берет свое начало в «прус-ском социализме» Шпенглера [14. С. 98].Очередную фундаментальную трактовку идей-ного наследия Мёллера ван ден Брука в рамкахсвоей концепции немецкого консерватизма в Вей-марской республикенедостаточно консервативен [15. С. 159]. Причинукраха немецкого консерватизма после 1918 г.Мёллер ван ден Брук усматривал, согласно Р. фонБуше, в отсутствии у немецкой нации осознанногополитического духа. Немецкий народ — «молодой»народ, который еще не выработал четких духов-ных и политических критериев своего существо-вания [15. С. 159]. Основой для консервативногообновления должен стать так называемый «консер-вативный человек», которого Мёллер ван ден Брукотделяет от реакционера. Реакционер — человекпрошлого, «консервативный человек» смотрит вбудущие. «Консервативный человек должен полно-стью посвятить себя «Третьему рейху» [15. С. 165].Р. фон Буше выделяет шесть основополагаю-щих политических тезисов Мёллера ван ден Бру-ка. Первое, война проиграна из-за недостатка внароде политически осознанного немецкого духа.Второе, современная политика — обман. Третье,парламентаризм — господство посредственностей.Четвертое, «либерализм губит народы». Пятое,переживания недавнего прошлого и либеральноеразложение общества способствуют долговремен-ной политической обороне консерватизма. Шес-тое, реакционер, как внутренняя опасность дляконсервативного обновления, должен быть пре-одолен [15. С. 166]. По мнению Р. фон Буше, Мёл-лер ван ден Брук не просто стремился обновитьидеологию консерватизма, он претендовал на рольобновителя самой «идеи консерватизма» [15. С.171]. В связи с этим он полагал, что войну и рево-люцию следует считать необходимыми предпо-сылками в деле обновления консерватизма, а по-литизация якобы аполитичного немецкого народадолжна способствовать преодолению либерализ-ма, парламентаризма и режима партий и стать ос-новой новой консервативной утопии «Третьегорейха», к которой должен стремиться «консерва-тивный человек» [15. С. 173].Как мы показали выше, с момента своего ста-новления германская историография «консерва-тивной революции» по праву причисляла Мёллераван ден Брука к числу ведущих идеологов «рево1,¦ »U-люционного консерватизма». Давая оценку Мёл-лера ван ден Брука как идеолога «консервативнойреволюции», немецкие историки прежде всего вы-деляли ряд типологических черт его мировоззре-ния и социально-политической доктрины, которыебыли присущи всей «консервативной революции»в целом. Особенность же политических взглядовМёллера ван ден Брука заключалась в том, что онбыл родоначальником значительной части кон-цептуальных идейных установок «консервативнойреволюции». Именно на этой черте его идейно-теоретического наследия концентрировалась гер-манская историография.

Алленов С.Г. «Консервативная революция» в Германии 1920-х — начала 1930-х годов: проблема интерпретации // Политические исследования. 2003. №4. С. 94-107.

Breuer S. Anatomie der Konservativen Revolution. Darmstadt, 1993.

Умлянд А. «Консервативная революция»: имя собственное или родовое понятие? // Вопросы философии. 2006. № 2. С. 116-126.

Moeller van den Bruck A. Fuhrende Deutsche: Vom Dogmatischen; Ulrich von Huten; Martin Luther; Der Grosse Kurfurst; Friedrich Schiller; Otto von Bismarck; Friedrich Nietzsche. Minden i. W. o. J.

Moeller van den Bruck A. Verirrte Deutsche: Vom Deutschen u. vom Problematischen; Christian Gunther; Reinhold Lenz; Maximilian Klinger; Christian Dietrich Grabbe; Georg Buchne; Hermann Conradi. Minden i. W., o. J.

Moeller van den Bruck A. Das Recht der jungen Volker. Munchen, 1919.

Klemperer K. von. Konservative Bewegungen zwischen Kaiserreich und Nationalsozialismus. Munchen, 1962.

Мёллер ван ден Брук А. Третья империя // А. Мёллер ван ден Брук, А. Васильченко. Миф о вечной империи и Третий рейх. М., 2009.

Stern F. Kulturpessimismus als politische Gefahr. Eine Analyse nationaler Ideologie in Deutschland. Bern, Stuttgart, Wien, 1963.

Schwierskott H.-J. Arthur Moeller van den Bruck und der revolutionare Nationalismus in der Weimarer Republik. Gottingen, 1962.

Kaltenbrunner G.-K. Von Dostojewski zum Dritten Reich. Arthur Moeller van den Bruck und die Konservative Revolution // Politische Studien, Zweimonatsschrift fur Zeitgeschichte und Politik. 1969. H 184. Marz/April. S. 184-200.

Dupeux L. «Nationalbolschewismus» in Deutschland 1919-1933: kommunistische Strategie und konservative Dynamik. Munchen: Beck, 1985.

Goeldel D. «Revolution», «Sozialismus» und «Demokratie »: Bedeutungswandel dreier Grundbegriffe am Beispiel von Moeller van den Bruck // Intellektuellendiskurse in der Weimarer Republik: zur politischen Kultur einer Gemengelage / Hrsg. von M. Gangl, G. Ra

Werth Ch. Sozialismus und Nation: die deutsche Ideologiediskussion zwischen 1918 und 1945. 2. Aufl. Weimar, 2001.

Bussche R. von dem. Konservatismus in der Weimarer Republik: die Politisierung des Unpolitischen. Heidelberg, 1998.

Аня ван ден Брук — Ведомости

Сетевое издание «Ведомости» (Vedomosti) зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 27 ноября 2020 г. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-79546.

Учредитель: АО «Бизнес Ньюс Медиа»

Главный редактор: Шмаров Андрей Игоревич

Рекламно-информационное приложение к газете «Ведомости». Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) за номером ПИ № ФС 77 – 77720 от 17 января 2020 г.

Любое использование материалов допускается только при соблюдении

правил перепечатки и при наличии гиперссылки на vedomosti.ru

Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в

Политике по защите персональных данных

Все права защищены © АО Бизнес Ньюс Медиа, 1999—2021

Любое использование материалов допускается только при соблюдении

правил перепечатки и при наличии гиперссылки на vedomosti.ru

Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Все права защищены © АО Бизнес Ньюс Медиа, 1999—2021

Сетевое издание «Ведомости» (Vedomosti) зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 27 ноября 2020 г. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-79546.

Учредитель: АО «Бизнес Ньюс Медиа»

Главный редактор: Шмаров Андрей Игоревич

Рекламно-информационное приложение к газете «Ведомости». Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) за номером ПИ № ФС 77 – 77720 от 17 января 2020 г.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в

Политике по защите персональных данных

Голландский исследователь Рулоф ван ден Брук раскрыл новые подробности жизни и смерти Христа — Международная панорама

ЛОНДОН, 14 марта. /ИТАР-ТАСС/. Новые сведения о жизни и смерти Иисуса представлены в книге голландского исследователя Рулофа ван ден Брука «Псевдо-Кирилл Иерусалимский: о жизни и страстях Христа». Об этом сегодня сообщает Интернет-версия газеты Daily Mail.

Голландский писатель перевел документ, в котором содержится множество уникальных подробностей жизни Спасителя. Так, например, автор манускрипта утверждает, что Христос был схвачен во вторник, а не в четверг. А перед пятничным распятием он даже ел в доме Понтия Пилата, римского прокуратора /наместника/ Иудеи конца 20-х — начала 30-х гг. н. э., который готов был пожертвовать своим сыном, ради сохранения жизни Иисусу. Но последний отклонил это предложение и благословил на прощание Пилата и весь его дом. Приводится и перевод теплого разговора Спасителя с прокуратором, чей образ становится положительным. Это объясняет, почему в Коптской и Эфиопской церквях Понтий Пилат причислен к лику святых.

Автор раскрывает никогда ранее не упоминавшиеся способности Спасителя к перевоплощению. В доказательство приводятся слова Иуды: «Как же мы его поймаем, ведь он никогда не бывает в одном обличии. Он может обернуться краснокожим или белым, темнокожим или мулатом, он может выглядеть как аскет, стать молодым или старым». В рукописи упоминается, что Иисус мог стать даже невидимым.

Книга Рулофа ван ден Брука только что вышла в свет, ее можно приобрести на сайте издательского дома «Брилл» / Brill/ за 140 долларов. /  Под текстом рукописи стоит имя Кирилла Иерусалимского, но он жил в четвертом веке, поэтому ван ден Брук сомневается в том, что автор подписался своим настоящим именем, а скорее заимствовал имя святого.

Манускрипт хранился в коптском монастыре Святого Михаила в Ливийской пустыне в Египте до 1910 года, а сейчас находится в научной библиотеке Моргана в Нью-Йорке. Любой желающий может увидеть оригинальный текст на экспозиции «Сокровища из подвала» в музее до 5 мая.

 

 

 

Анн Ван ден Брук: «Инструмент современного танца – человеческое тело, остальное не важно» | Новости — Балет Москва | Ballet MoscowБалет Москва

Елена Тупысева, директор театра «Балет Москва» поговорила с Анн Ван ден Брук о важных для зрителя вещах – о том, что такое современный танец, как его смотреть и понимать.

Анн Ван ден Брук уже работала с театром «Балет Москва» в 2012 году. Результатом стал спектакль КАМЕРА. В 2018 году Анн Ван ден Брук поставит новый спектакль современного танца для современной труппы театра «Балет Москва».

Елена Тупысева: Современный танец – очень широкое понятие. Как ты его объясняешь?
Ann Van den Broek: Главное – это не балет. А если серьезно, определяющим тут является инструмент; инструмент современного танца – человеческое тело, остальное не важно. Инсталляция перед нами или спектакль, если мы имеем дело с телом – перед нами современный танец. Также современный танец – это всегда работа с ритмом, композицией и движением. Движением в пространстве.

ЕТ: Современный танец объединяет массу разного – сам современный танец, театр танца, концептуальный танец, неоклассика, модерн. Вы используете те же ярлыки, что и мы?
AVdB: Для меня неоклассика – это по-прежнему балет, только создается он современным хореографом, который держит за идеал классический балет. Разница в том, что в неоклассике в отличие от классического балета – например, романтического – «Ромео и Джульетта» или «Спящая красавица» – нет сюжета; хореографы облекают свои балеты в абстрактную форму.

ЕТ: А театр танца?
AVdB: Хороший пример – Алан Платель из Бельгии. Он использует различные театральные элементы в своих спектаклях — декорацию, текст, музыку.

ЕТ: Я бы Пину Бауш отнесла к театру танца. В России – московского хореографа Александра Пепеляева* и театр «Кинетик».
AVdB: Я видела их в прошлом месяце – действительно, это театр танца. А что касается Пины Бауш – она занималась не только театром танца, но и современным танцем – много работала над созданием танцевального, хореографического материала, а это как раз присуще именно современному танцу.

ЕТ: Концептуальный танец, какие у него границы?
AVdB: Это синтетический вид искусства, который очень сложно определить. Представители концептуального танца много работают за пределами театральных площадок. Они часто показывают свои перформансы в галереях и других нетеатральных пространствах, сотрудничает с художниками, видеохудожниками, архитекторами, учеными. Когда подается заявка на грант на проект в области концептуального танца, то всегда сложно определить жанр. Это музыкальный театр? Это визуальное искусство? Мультимедиа? Танец?

ЕТ: Скажу, что я понимаю под понятием концептуального танца: это скорее перформанс, чем спектакль; движения в нем меньше, чем прежде; он не развивает хореографический язык. В концептуальном танце могут вообще не танцевать; это может быть, например, лекция. На фестивалях современного танца часто встречаются термины live-art или новый танец – часто в таких перформансах танца в традиционном понимании нет. Под танцем понимают существование и перемещение в пространстве предметов, объектов, исполнителей. Кстати, к какому виду танца ты относишь себя?
AVdB: Я работаю на стыке современного танца, театра танца и концептуального танца.

 

«В советское время все у вас было настолько разложено по полочкам, что непонятные телодвижения должны были вызвать потрясение»

 

ЕТ: В Западной Европе – Австрии или Германии – сегодня говорят, что концептуальный танец – высшая стадия и венец эволюции современного танца. Так ли это?
AVdB: Не согласна. С момента возникновения современного танца он развивался параллельного с хореографией, только назывался в разное время по-разному. Элементы концептуального танца были у Марты Грэхем. У Стива Пэкстона это называлось контактной импровизацией.

ЕТ: Я впервые увидела живьем современный танец в 1999-м. Это был спектакль голландца Эмио Греко. Единственное, что я тогда поняла – насколько разнообразно танцовщик может работать с собственным телом. Но что происходило тогда на сцене, ответа у меня не было. Да что там – у меня был культурный шок. Мне очень понравилось, что приходится додумываться, что это было. Тогда я и решила, чем больше всего хочу заниматься – продюсировать современный танец. Для меня современный танец и сейчас остается искусством неоднозначным и небезопасным: если идешь на современный танец – никогда не знаешь, чего ожидать. Кому-то, как мне, именно это в нем больше всего и нравится. А многим такая ситуация некомфортна: люди чувствуют себя глупыми.
AVdB: Конечно, в советское время все у вас было настолько разложено по полочкам, что непонятные телодвижения должны были вызвать потрясение. А на Западе четкой системы в искусстве никогда не было. И все равно есть сложность в восприятии современного танца. У нас аудитория при входе в зал получает программку: описание спектакля, биографию выступающих – так люди комфортней себя чувствуют. Но когда начинается спектакль, все равно зритель теряется и задается вопросом – что это было? Эта сложность понимания, диссонанс между танцовщиками и залом – он универсален. Естественно, у нас люди, которые не хотят идти на спектакль современного танца, мотивируют это тем, что чувствуют там себя полными дураками. Но если тому же зрителю объяснить, что театр – не место, где получают информацию, а место, где фантазируют, воображают, где его индивидуальные ассоциации гораздо важнее тех смыслов, которые вкладывает в спектакль хореограф, если ему объяснить, что современный танец – это повод поговорить, потому что одному зрителю показалось одно, а другому привиделось другое, и это замечательно, – если зрителю это объяснить, то он будет смотреть современный танец другими глазами.

ЕТ: Да, современный танец полилогичен. Сколько человек в зале, считай, столько и спектаклей в этот вечер играется. В отличие от зрителей артисты в современном танце не переживают по поводу того, настолько точно был понят их замысел, – для них это исходные правила игры.
AVdB: У меня есть спектакль «Co(te)lette». Когда он вышел, мнения были диаметрально противоположные: одни говорили, что это феминистский спектакль, другие – что он женоненавистнический, принижающий женщин, они вообще удивлялись, узнав, что его женщина поставила.

*Александр Пепеляев – создатель спектакля КАФЕ ИДИОТ, лауреата Премии «Золотая Маска»-16

ИНТЕРВЬЮ С ХОРЕОГРАФОМ АНН ВАН ДЕН БРУК

ИНТЕРВЬЮ С ХОРЕОГРАФОМ АНН ВАН ДЕН БРУК

Хореограф Анн Ван ден Брук «В современном танце нет такого: солисты идут к золотому унитазу, а кордебалет — к очку»

Источник: afisha.ru

26 и 27 мая в «Актовом зале» покажут «Камеру» — спектакль известного бельгийского хореографа Анн Ван ден Брук с русскими танцовщиками. Продюсер этого спектакля, создатель и руководитель центра современной хореографии «Цех» Елена Тупысева поговорила с Брук о том, что такое современный танец и как его смотреть.

Интервью: Елена Тупысева

— Современный танец — очень широкое понятие. Как ты его объясняешь?
— Главное — это не балет. А если серьезно, определяющим тут является инструмент; инструмент современного танца — человеческое тело, остальное не важно. Инсталляция перед нами или спектакль, если мы имеем дело с телом — перед нами современный танец. Также современный танец — это всегда работа с ритмом, композицией, движением, движением в пространстве.

— Современный танец объединяет массу разного — собственно современный танец, театр танца, концептуальный танец, неоклассика, модерн. Вы используете те же ярлыки, что и мы?
— Для меня неоклассика — это по-прежнему балет, только создается он современным хореографом, который держит за идеал классический балет. Разница в том, что в неоклассике в отличие от классического балета — например, романтического — «Ромео и Джульетта» или «Спящая красавица» — нет сюжета; хореографы облекают свои балеты в абстрактную форму.

— А театр танца?
— Хороший пример — Алан Платель из Бельгии. Он использует различные театральные элементы в своих спектаклях — декорацию, текст, музыку.

— Я бы Пину Бауш отнесла к театру танца. В России — московского хореографа Александра Пепеляева и театр «Кинетик».
— Я видела их в прошлом месяце, ты права, это театр танца. А что касается Пины Бауш — она занималась не только театром танца, но и собственно современным танцем — много работала над созданием танцевального, хореографического материала, а это то, что присуще именно современному танцу.

— Концептуальный танец, у него какие границы?
— Это синтетический вид искусства, который очень сложно определить. Представители концептуального танца много работают за пределами театральных площадок. Они часто показывают свои перформансы в галереях и других нетеатральных пространствах, сотрудничает с художниками, видеохудожниками, архитекторами, учеными. Когда, например, подается заявка на грант на проект в области концептуального танца, то всегда бывает сложно назвать жанр. Это музыкальный театр? Это визуальное искусство? Мультимедиа? Танец?

— Скажу, что я понимаю под понятием концептуального танца: это скорее перформанс, чем спектакль; движения в нем меньше, чем прежде; он не развивает хореографический язык. В концептуальном танце могут вообще не танцевать; это может быть, например, лекция. На фестивалях современного танца часто встречаются термины live-art или новый танец — часто в таких перформансах танца в традиционном понимании нет. Под танцем понимают существование и перемещение в пространстве предметов, объектов, исполнителей. Кстати, к какому виду танца ты относишь себя?
— Я работаю на стыке современного танца, театра танца и концептуального танца.

«В советское время все у вас было настолько разложено по полочкам, что непонятные телодвижения должны были вызвать потрясение»

— В Западной Европе — Австрии или Германии — сегодня говорят, что концептуальный танец — высшая стадия и венец эволюции современного танца.
— Не согласна. С момента возникновения современного танца он развивался параллельного с хореографией, только назывался в разное время по-разному. Элементы концептуального танца были у Марты Грэхем. У Стива Пэкстона это называлось контактной импровизацией.

— Я впервые увидела живьем современный танец в 1999-м. Это был спектакль голландца Эмио Греко. Единственное, что я тогда поняла — насколько разнообразно танцовщик может работать с собственным телом. Но что происходило тогда на сцене, ответа у меня не было. Да что там — у меня был культурный шок. Мне очень понравилось, что приходится додумываться, что это было. Тогда я и решила, чем больше всего хочу заниматься — продюсировать современный танец. Для меня современный танец и сейчас остается искусством неоднозначным и небезопасным: если идешь на современный танец — никогда не знаешь, чего ожидать. Кому-то, как мне, именно это в нем больше всего и нравится. А многим такая ситуация некомфортна: люди чувствуют себя глупыми.
— Конечно, в советское время все у вас было настолько разложено по полочкам, что непонятные телодвижения должны были вызвать потрясение. А на Западе четкой системы в искусстве никогда не было. И все равно есть сложность в восприятии современного танца. У нас аудитория при входе в зал получает программку: описание спектакля, биографию выступающих — так люди комфортней себя чувствуют. Но когда начинается спектакль, все равно зритель теряется и задается вопросом — что это было? Эта сложность понимания, диссонанс между танцовщиками и залом — он универсален. Естественно, у нас люди, которые не хотят идти на спектакль современного танца, мотивируют это тем, что чувствуют там себя полными дураками. Но если тому же зрителю объяснить, что театр — не место, где получают информацию, а место, где фантазируют, воображают, где его индивидуальные ассоциации гораздо важнее тех смыслов, которые вкладывает в спектакль хореограф, если ему объяснить, что современный танец — это повод поговорить, потому что одному зрителю показалось одно, а другому привиделось другое, и это замечательно, — если зрителю это объяснить, то он будет смотреть современный танец другими глазами.

— Да, современный танец полилогичен. Сколько человек в зале, считай, столько и спектаклей в этот вечер играется. В отличие от зрителей артисты в современном танце не переживают по поводу того, настолько точно был понят их замысел, — для них это исходные правила игры.
— У меня есть спектакль «Co(te)lette». Когда он вышел, мнения были диаметрально противоположные: одни говорили, что это феминистский спектакль, другие — что он женоненавистнический, принижающий женщин, они вообще удивлялись, узнав, что его женщина поставила.

По мотивам спектакля «Co(te)lette» британский режиссер Майк Фиггис снял в 2010 году одноименный фильм

— Поначалу, когда я увлеклась современным танцем, я два года не видела ничего, кроме него, и в России, и за рубежом. И однажды пошла на «Кислород» Вырыпаева и вдруг удивилась количеству текста — за два года я разучилась воспринимать столько вербальной информации.
— Вот-вот, в вербальном театре нужно следить за информацией и анализировать ее, иначе ничего не поймешь. А в современном танце информацию необязательно расшифровывать сразу, можно часть ее оставить на потом. Она визуальна, она остается в памяти неотрефлексированной, и это не критично: между движениями нет логических связей, ведь люди на сцене не выполняют полезную работу.

— Для меня еще важно, что современный танец не использует текст.
— Некоторые используют.

— Некоторые и редко. А в целом это интернациональное искусство, вот что мне важно. Спектакли из одной страны легко найдут аудиторию в другой стране. Можно делать совместные проекты. Вот у тебя в твоей бельгийской труппе полно танцовщиков не из Бельгии — из Италии, Германии. В драматическом театре таких возможностей меньше, поскольку инструмент — язык.
— Помимо Бельгии я работаю в Голландии, так некоторые танцовщики, живя в Голландии по десять лет, так и не выучивают язык, потому что пользуются либо английским, либо языком танца. В России я общаюсь с артистами жестами и телом.

— Получается, что современный танец разрушает географические границы.
— Важно, что он все чаще использует другие виды деятельности — берет от науки, боевых искусств, других видов танца — фольклорного например. Из философии берет. Использует разные знания, все синтезирует и все вмещает — но все остается вертеться вокруг человеческого тела.

— Некоторые непрофессионалов задействуют.
— Кристина де Шатель работала с дворниками. Я — с философом.

— А у нас был спектакль Мартина Форсберга, в котором рядом с молодыми танцовщиками работали четверо пожилых женщин, которые никогда раньше на сцене не были — читали письма, прохаживались; это придавало танцу документальности.
— И в Европе есть спектакли, где участвуют пожилые танцовщики; или рядом с профессиональными танцовщиками работают люди с ограниченными возможностями. Пока мы работаем с телом — красота тела, уродливость тела, иная красота тела — мы остаемся на территории современного танца.

— Обыватель про современный танец говорит то же, что и про современное искусство: «Я тоже так бы сделал, значит, это не искусство».
— Ну ничего страшного, это нормально. Иди и делай, делай лучше меня, никто же тебя не ограничивает. Есть смелость сказать: «Да, я артист» — значит, иди и будь артистом.

«Балет — искусство вертикальное, современный танец — горизонтальное. Балетные на пол никогда не лягут: их земля притягивает, как и других людей, но они все прыгают вверх. А нам лечь на пол запросто»

— Но, с другой стороны, есть ведь опасность — сперва люди говорят «и я так могу» и принижают профессию, потом к ним начинают прислушиваться чиновники, и — что сейчас и происходит в Европе — разворачивается дискуссия: зачем нам финансировать культуру.
— В Голландии финансирование современной культуры сократили на 40%. Еще одна версия, почему это происходит — неподконтрольность современной культуры. Власть говорит: «Зачем нам этот геморрой?» Новые художники — фактор развития культуры, но они же похожи на подпольщиков и революционеров. Финансируй, не финансируй их — они всегда будут — такие люди. Их взгляд на происходящее внесистемен, неангажирован, неподконтролен, поэтому нелицеприятен. Но обществу нужны такие люди, без них оно не будет развиваться.

— В Европе современный танец — левый, антибуржуазный, как и современное искусство?
— Не могу этого утверждать. Я сама придерживаюсь левых взглядов, но если, допустим, фашист захочет делать искусство, никто ему не запретит, никто не скажет, что он не артист или что его искусство несовременно. Если я чего и не люблю в современном танце, так это ярлыков. Один из таких ярлыков: современный танец — антибуржуазное искусство. Большинство хореографов из левого крыла, из андеграунда, это факт. У них критическая точка зрения на положение вещей, но все равно любого артиста в первую очередь интересуют экзистенциальные вопросы, проблемы жизни и смерти.

— В современном танце нет звезд. Известные люди есть, а звезд — вроде этуалей в балете или оперных див — нет.
— Звезды есть — Пина Бауш, Тереза де Кеерсмакер, Вим Вандекейбус, Алан Платель. Другое дело, что в современном танце нет иерархий, поэтому нет солистов в спектаклях, это демократичное искусство. Балет, который изначально был искусством для аристократов, позже приватизированным буржуазией — это искусство иерархичное. Это старомодное искусство, с нашим временем оно плохо соединяется. Балет — это музей. Конечно, он эволюционировал, но там и сегодня все такое высокое, хореография устремляется в небеса. А современный танец тянет вниз. Можно сказать, балет — искусство вертикальное, современный танец — горизонтальное. Балетные на пол никогда не лягут: их земля притягивает, как и других людей, но они все прыгают, прыгают вверх. А нам лечь на пол запросто. В современном танце нет такого: солисты идут к золотому унитазу, а кордебалет — к очку.

— Кстати, ты бывала в Большом?
— Да, когда приезжала с Кристин де Шатель, я тогда была танцовщицей, мы занимались в балетном классе. Помню, стоим в пятой позиции, вдруг танцовщица передо мной сделала пордебра назад, и так при этом выгнулась, что мы с ней головами столкнулись. Но надо отдать балету должное: если откинуть все его буржуазные аспекты — иерархичность, декоративность, сюжет, то основа балета — тренинг, класс, техника, которая формирует тело и навыки, — он и нам полезен.

— Что ты думаешь о будущем современного танца? У нас в России он только набирает обороты, его время наступит лет через пять-десять.
— Здорово, мы к этому времени загнемся.

— Нет, я серьезно. В России полно скептиков, считающих, что современный танец у нас умрет, так и не родившись. Я с этим не согласна. Мне кажется, нас всех спасет интеграция; современный танец — общая сцена.
— Конечно, он будет развиваться. Современный танец находится в постоянном диалоге с обществом и развивается вместе с обществом. Один из ответов на вопрос, почему он такой разный — потому что он принимает формы, соразмерные изменяющемуся миру и обществу. Всегда будут люди, которые будут работать с телом как инструментом.

Премьера спектакля «Камера» в «Актовом зале» в пятницу, 26 мая, и в субботу, 27 мая. Начало в 18:00.

2011 №3/Статьи

Разделы журнала

Архив и статистика

Вход на сайт


КОНТАКТЫ:



Наш адрес: 105005, г. Москва, ул. Радио, д.10а, комн.98.


Телефоны:
+7 (495) 780-09-42 доб. 1740,

E-mail: [email protected],
[email protected]

График работы: с 10-00 до 17-00,

в пятницу — до 16-00,

перерыв с 13-00 до 14-00.

 


МЫ В СОЦСЕТЯХ

    


Вестник МГОУ /
Раздел «Философия» /
2011 № 3.

 












Пчелина О.В.

Д. Мережковский и А. Мёллер ван ден Брук: путь к Третьему Царству // Вестник Московского государственного областного университета (Электронный журнал). 2011. № 3. с. 173-181.



Индекс УДК: 141.5

Дата публикации:
Страницы: 173 — 181




Полный текст статьи


Кол-во скачиваний: 158

Аннотация


В статье проведен сопоставительный анализ творчества и социальных воззрений Д. Мережковского и А. Мёллера. Отображена специфика влияния Д. Мережковского на отношение немецкого мыслителя к творчеству Ф. Достоевского и интерпретацию идей русского классика. Рассмотрены особенности трактовки историко-философской концепции Третьего Завета в утопических проектах будущего Д. Мережковского и А. Мёллера

Ключевые слова


Утопические проекты будущего, консервативная и религиозная революция, историко-философская концепция, Вселенская Церковь, концепция Третьего Завета, петров

Список цитируемой литературы


1. Бердяев Н.А. О новом религиозном сознании // Бердяев Н.А. О русских классиках. М.: Высшая школа, 1993.
2. Гиппиус З. Дмитрий Мережковский // Гиппиус З. Живые лица: В 2-х т. Тбилиси: Мерани, 1991. Т. 2.
3. Злобин В.А. Д.С. Мережковский и его борьба с большевизмом. // Д.С. Мережковский: pro et contra: Личность и творчество Дмитрия Мережковского в оценке современников: Антология. СПб.: РХГИ, 2001.
4. Лобковиц Н. Иоахим Флорский и Миллениум // Вопросы философии. 2002. № 3.
5. Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991.
6. Мережковский Д.С. Данте. Томск: Водолей, 1997.
7. Мережковский Д.С. Мистическое движение нашего века // Мережковский Д.С. «Акрополь». Избр. лит.-критич. статьи. М.: Кн. палата, 1991.
8. Мережковский Д.С. О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы // Мережковский Д. Л. Толстой и Достоевский. Вечные спутники. М.: Республика, 1995.
9. Мережковский Д.С. Франциск Ассизский // Мережковский Д.С. Лица святых от Иисуса к нам. М.: Фолио, 2000.
10. Мережковский Д.С. Царство Антихриста: Статьи периода эмиграции. СПб.: Изд. Русск. христ. гуманит. ин-та, 2001.
11. Мережковский Д.С. Цветы мещанства // Мережковский Д.С. В тихом омуте: Статьи и исследования разных лет. М.: Советский писатель,1991.
12. А. Мёллер ван ден Брук, А. Васильченко. Миф о вечной империи и Третий рейх / А. Мёллер ван ден Брук, А. Васильченко. М.: Вече, 2009.
13. Смирин М.М. Народная реформация Томаса Мюнцера и великая крестьянская война. М.-Л., 1947.
14. Barsch C.- E. Die politische Religion des Nationalsozialismus. Munchen., 1998. См. об этом: Kroll F.- L. Konservative Revolution und Nationalsozialismus. Aspekte und Perspektive ihrer Erforschung // Stand und Probleme der Erforschung des Konservatismus. Hrsgg. von Caspar von Schenk-Notzing. Berlin, 2000.
15. Bloch H. The Sleepwalkers. N.Y., 1964.
16. Dostojewski F.M. Samtliche Werke. Unter Mitarbeiterschaft von Dmitri Mereschkovski, Dmitri Philosophoff und Anderen herausgegeben von A. Moeller van den Bruck. Bd. 1-22. Munchen und Leipzig. R. Piper, 1906-1919.
17. Moeller van den Bruck A. Der politische Mensch. Breslau, 1933.



Shaden: Начни снова

Начни снова началось как исследование себя. Как бы выглядел мир, если бы существовал только я? Смогу ли я создать больше жизни в собственном видении? Из этих вопросов сериал превратился в исследование скрытого «я». Как мы идентифицируем себя в стае? Как мы выделяемся, когда еще не уверены, кто мы? И самое главное, в чем на самом деле заключаются различия между нами?

В этой серии статей вы исследуете четыре основные темы: скрытое «я», отраженное «я», идентифицированное «я» и содержащее / освобожденное «я».

Скрытое Я: медитация о похвале, преданности и местах, в которые мы помещаем свою личность, когда не смотрим внутрь. Неужели институты и люди, которые легко придают нам идентичность, мешают нам найти уникальность внутри себя?

Отраженное Я: мир показывает нам, кто мы есть, прежде чем мы сможем различить это для себя. Они позволяют взглянуть на зеркала, которые отбрасывают на нас идентичность, и разрушают эти представления, поскольку мы не соответствуем тем, кем, по нашему мнению, должны быть.

Идентифицированное Я: проходим мимо отражений, чтобы примерить маски, которые мы находим. Мы исследуем множество идентичностей, часто принимая на себя поверхностную роль того, кем мы хотим быть, не копая достаточно глубоко, чтобы выявить реальность нашего самого подлинного существа.

Скрытое / раскрытое «Я»: коробки, в которые мы вписываемся, и как из них выбраться. Эти заключительные изображения — взгляд на то, как мы пытаемся вписаться в ячейки своей идентичности. Мы страдаем там, застаиваясь и притворяясь, или вырываемся на свободу.

Как сказал Уолт Уитмен: «Я противоречу самому себе? Хорошо, тогда я противоречу самому себе. Я большой; я вмещаю множество». Если мы хотим воплотить себя в этих разнообразных и уникальных формах, мы должны быть готовы убрать все сокрытие — вуали, маски, отражения — и стать теми, кем мы должны быть.

О компании »Продвижение страсти

Когда я был совсем маленьким, меня поощряли делать то, что делало меня счастливым. Помимо того, что я превратился в очень грязного человека, это также заставило меня серьезно задуматься о том, что на самом деле делает меня счастливым.И это основа, на которой я живу своей жизнью: я ищу свою страсть и поощряю страсть в других.

Когда мне было 16, я встретил своего лучшего друга и спутника жизни. Он преподал мне бесценные уроки, которые можно резюмировать следующими словами: откажитесь соглашаться на меньшее, чем та жизнь, которой вы хотите жить. Стройте жизнь, которой хотите жить.

Когда я стал еще старше и пришло время закончить школу и выбрать карьерный путь, я оказался с двумя высшими образованиями: одно в области кинопроизводства, а другое — по английскому.Я не преследовал ни того, ни другого. Вместо этого я взял зеркалку и стал фотографом. Сначала я просто делал жуткие автопортреты и выкладывал их в Интернет… Ну, технически я этим и занимаюсь до сих пор. Я также продаю свои работы в галереях, обучаю и зарабатываю лицензией на свои изображения.

Сейчас я еще и писатель (сейчас работаю над двумя книгами) и мотивационный спикер. Если бы вы сказали мне десять лет назад, что я буду выступать перед большими группами людей, я бы плакал и смеялся одновременно.Я был смертельно застенчивым. Но именно так я предпочитаю прожить свою жизнь: столкнуться со своими страхами лицом к лицу, бросить вызов самому себе и на каждом этапе убедиться, что я верю, что моя жизнь достойна большего.

Когда я не занимаюсь творчеством, вы можете найти меня в походе, занимающимся благотворительностью, наблюдая за Доктором Кто, одержимым своими кошками, готовя широкий ассортимент веганской еды, или прыгаю в озере в 5 утра … прыгая в озерах в 5 утра, ты просто сумасшедший .

Свяжитесь с Брук, щелкнув эту ссылку для получения любого из следующих…

Запишитесь на нее в качестве докладчика
Передайте привет или задайте вопрос
Заказ или лицензирование изображения
Примите участие в благотворительной деятельности
Запишитесь на семинар или конференцию PPC
Купите репродукцию или одну из ее книг
Включите ее в сообщение в журнале или блоге

Все запросы приветствуются!

BROOKE SHADEN | Между

БИОГРАФИЧЕСКИЙ ПРЕСС BROOKE SHADEN

Новых изданий для работ, созданных в 2019 г. и позже:

10×10 «, выпуск 15

20×20 «, тираж 10

30×30 «, тираж 7

40×40 «, тираж 5

50×50 «, тираж 1

Мы ведем инвентаризацию, но возможна дополнительная работа.Работы, указанные ниже как проданные, по-прежнему доступны для заказа, если позволяют версии.

ТЕКУЩИЙ ФИЗИЧЕСКИЙ КАБИНЕТ

Пульсация

, ограниченная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

Печать 20 x 20 дюймов 30 дюймов x 30 дюймов в рамке Издание 1/10

Звук летающих душ-Часть 2

, ограниченная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

Печать 20 «x 20» 30 «x 30» в рамке Издание 4/10 ПРОДАНО

Наступление осенней тьмы

, ограниченная серия, принт жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

Печать 20 x 20 дюймов 30 дюймов x 30 дюймов в рамке Издание 7/10

Тихая ночь

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

Печать 20 x 20 дюймов 30 дюймов x 30 дюймов Издание 1/10

Яркие дни

, ограниченная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

20 x 20 дюймов, печатное издание 3/10

We Are Infinite

, ограниченная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

20 x 20 дюймов, печатное издание 2/10

Discoveries

, ограниченная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

20 x 20 дюймов, печатное издание 3/10

становится

, ограниченная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

20 «x 20» для печати Издание 1/10

Спящая лощина

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

Печать 30 «x 30» 40 «x 40» Издание 1/7

Wind Rider

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

20 «x 20» Изд.1/10

Прилив, который уносит нас

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

20 «x 20» Изд. 2/10

Битва у Клифсайд-Хилл

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

20 «x 20» Изд.1/10

В ожидании вылета

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

20 «x 20» Изд. 1/10

Жажда знаний

, ограниченная серия, принт жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

30 «x 30» размер печати 40 «x 40» в рамке Ред.1/7

Уйти или остаться

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

20 «x 20» Изд. 1/10

Падение на части

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

Размер печати 40 x 40 дюймов 42 x 42 дюйма в рамке Ред.1/5

Мечты во сне

лимитированная серия, принт в стиле жикле с подписью и номером на бархатной бумаге для художественной печати elegance

Размер печати 40 x 40 дюймов 42 x 42 дюйма в рамке Ред. 1/5

Когда я вырасту

, ограниченная серия, принт жикле с подписью и номером на бумаге для художественного творчества elegance velvet

Размер печати 30 x 30 дюймов Изд.1/7

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ

Обратная дорога

Хрупкий

Пустое гнездо

Из пепла

Дом одиночества

Живи в твоей власти

На горизонте

Крылья бумаги

Ударные

Лепестки из моих корней

Rapt

Устойчивость

Скачок

Руководство Брук Шейден по созданию автопортретов, творческий выход, когда мы практикуем социальное дистанцирование | Sony

Процедуры социального дистанцирования, происходящие во всем мире, ограничивают количество фотографов и объектов, которые мы можем фотографировать.Хотя нет сомнений в том, что это представляет собой проблему, это также дает возможность попробовать что-то новое — например, автопортрет. В этом подробном видеоуроке Sony Artisan of Imagery и художница автопортретов Брук Шейден делится всем, что вам нужно знать о создании автопортретов и о том, как мы можем использовать это в тех обстоятельствах, в которых мы сейчас находимся.

Во время социального дистанцирования Брук Шейден делится тем, как она делает динамические автопортреты, от композиции до приемов съемки и снаряжения, а также дает советы, как это можно сделать.

«Для меня автопортрет — это просто изображение, которое каким-то образом представляет себя», — объясняет Шейден. «Это не обязательно должно быть ваше лицо или даже все ваше тело. Это может быть просто палец, это может быть что угодно. Это то, что вы делаете сами — так что вы собираетесь управлять камерой, моделировать, иметь дело с освещением и всем остальным ».

Вот видео, и вы можете увидеть некоторые из основных моментов ниже.

Как создать автопортрет

Создание автопортрета сильно отличается от создания любого другого изображения, потому что вы не находитесь за камерой, когда делаете снимок.«Я бы порекомендовал ошибиться в сторону широкой рамы, а не пытаться удерживать ее плотно, — объясняет Шейден, — только если вы пытаетесь втиснуть внутрь все свое тело, потому что это может быть сложно. Иногда вы отрезаете ногу или просто не знаете, насколько высоко уходит рама — иногда это действительно сложно сказать. Так что я бы порекомендовал сделать ошибку на стороне большей рамки и обрезать, если можете ».

«Тем не менее, конечно, проявлять творческий подход — супер весело. Так что, если вы собираетесь снимать что-то действительно крупным планом, это может быть еще одним хорошим способом побороть дискомфорт при съемке автопортретов.Так что, возможно, сначала сфокусируйтесь на том, чтобы сфотографировать свою руку или только определенную часть тела — даже волосы. Попробуйте сделать действительно очень-очень крупные планы, такие как тот, который можно сделать, даже удерживая камеру другой рукой, если хотите. Так что, может быть, вам больше подойдет общий план, может быть, что-то действительно близкое, но просто имейте в виду, что с самого начала может быть сложно попасть в кадр всем телом, поэтому делайте все, что вам нравится »

Как сфокусировать автопортрет

Получить идеальный фокус при автопортрете часто бывает непросто.Брук говорит, что она не знает, как добиться идеальной фокусировки глаз для каждого кадра, потому что это не ее забота, и заставляет фотографов больше беспокоиться о создании, чем о том, чтобы добиться идеального результата.

«Я бросаю вам вызов, — говорит Шейден, — особенно в то время, когда нам просто нужно что-то делать, не беспокойтесь обо всех этих деталях, если вы можете помочь. Не зацикливайтесь на перфекционизме, сосредоточьтесь на действии. Поэтому, когда вы используете свой пульт и если у вас есть объектив с автоматической фокусировкой, он автоматически фокусируется на вас — это довольно просто.Так что, если бы я щелкнул, он сфокусировался бы на мне или на том месте, где установлена ​​ваша точка фокусировки, конечно. В частности, у Sony вы можете установить автофокусировку глаз, что поможет вам в фокусе ».

Если у вас нет объектива с автоматической фокусировкой, Шейден также объясняет, как можно использовать ручную фокусировку.

«Вы просто установите что-то в своем пространстве — где бы вы ни стояли, или сидели, или лежали, или плавали, или что бы вы ни делали, — и сосредоточьтесь на этом.Просто сфокусируйте его на этом месте и уберите его с дороги и займите его место. И тогда вы можете снимать все с того же места. Это не дает вам особой гибкости с точки зрения возможности перемещаться по кадру и пробовать разные вещи, но работает отлично. И на самом деле, я использовал только руководство в течение примерно семи лет своей карьеры, так что оно работает, все в порядке ».

Основное снаряжение Брук для автопортретов

Есть несколько способов создать автопортрет.Шейден предпочитает использовать беспроводной пульт, потому что его не нужно ни к чему подключать, и его проще всего скрыть. Если у нее нет пульта дистанционного управления, она использует 10-секундный таймер на своей камере.

«Я использую камеру Sony. У меня есть Sony α7R III и Sony α7R IV. Неважно, какая у вас камера для пульта дистанционного управления. Вы можете найти пульт, совместимый практически с любой камерой. Этот конкретный пульт — это пульт Sony RMT-DSLR2, и то, что он позволяет мне делать, — это двухсекундная кнопка.Когда я нажимаю на нее, на моей камере запускается таймер на две секунды. Очень просто. Также есть обычная кнопка спуска затвора, которая щелкает немедленно, но это действительно сложно с автопортретом, потому что вы не можете отреагировать, так как он срабатывает немедленно, поэтому вы будете каждый раз держать пульт в руке. Это немного сложно ».

«Если вы планируете снимать видео, вы также можете запускать и останавливать видео. Вот как я создаю свои видео — садясь на место, запуская и останавливаясь. Самое замечательное в пульте дистанционного управления, конечно, то, что он не привязан.Вам не нужно бегать взад и вперед, вы можете делать сразу несколько выстрелов. Отличный способ избавиться от необходимости постоянно проверять камеру — это использовать интервалометр. Это позволит вам настроить камеру на то, чтобы время от времени делать прерывистые снимки. Так что, если вы хотите, чтобы ваша камера, например, выключилась на 20 секунд, чтобы у вас было время передвигаться, вы можете это сделать ».

Брук Шейден Интервью

Расскажите немного о себе:

Я вырос в Ланкастере, штат Пенсильвания, США.Это было круто! Мне нравилось быть на природе и жить в месте, которое не было очень ориентировано на город, по ритму или образу жизни. Я начал писать, когда был довольно молод и всегда хотел быть писателем, а затем открыл для себя кинопроизводство, когда учился в старшей школе, и закончил изучением кинопроизводства в колледже. После колледжа я взял в руки камеру и с тех пор занимаюсь фотографией.

Когда я не занимаюсь искусством, я люблю походы и гулять на природе. Меня всегда волнуют путешествия по уникальным местам, есть ли у меня с собой фотоаппарат или нет.Я также большой поклонник научной фантастики / фэнтези, поэтому люблю смотреть такие вещи, как «Доктор Кто», «Светлячок», а также шоу / фильмы, которые вдохновляют.

Когда вы впервые начали заниматься искусством?

Когда мне было, наверное, восемь лет, я начал писать стихи, или, по крайней мере, то, что я тогда считал стихами. После этого я никогда не переставал писать, но мое представление о том, что писать, можно было изменить. Внезапно я начал понимать повествование и повествование, поэтому я перешел на короткие рассказы.Кино вошло в мой мир, когда мне было 17 лет, а затем фотография, когда мне было 21 год.

Когда вы впервые начали использовать Photoshop и как вы научились?

Я начал использовать Photoshop практически в первый же день, когда начал фотографировать. Сначала я была очень сбита с толку и помню, как работала над своим первым изображением с мужем, у которого совершенно другой образ мышления, чем у меня. Я люблю экспериментировать, но я также очень зацикливаюсь на своем способе делать что-то, поэтому я всегда напоминаю себе, что нужно изучать новые техники.Я учился в основном, размышляя о том, чего я хочу достичь, — об очень специфической технике — а затем разбираю процесс, чтобы понять, как это сделать.

Мы настолько уникальны, что очень интересно понять, чем мы вдохновляемся.

Что вас вдохновляет?

Все, и я серьезно это имею в виду. Я думаю, что возможность задействовать свое уникальное воображение и способ видеть мир бесценна, когда дело касается творчества.Мне нравится знать, что то, как я что-то вижу, будь то история, сцена или другой человек, отличается от того, как я смотрю на что-либо еще. Мы настолько уникальны, что очень интересно понять, чем мы вдохновляемся. Меня привлекают сказки, леса, природа, прихоти, смерть, разложение и возрождение.

Кто ваши любимые художники?

Грегори Крюдсон, Джулия Фуллертон-Баттен, Том Чемберс, Джейми Болдридж.

Когда я заканчиваю произведение искусства, я нахожу удовлетворение, зная, что за каждым решением стоит намерение.

Каков ваш типичный процесс создания произведения искусства?

Мой самый распространенный способ создания — это создать предысторию, нарисовать набросок и создать довольно прочную основу того, что я хочу сначала создать. Я люблю визуализировать, прежде чем создавать, и действительно думать о том, почему я создаю, вместо того, чтобы прыгать прямо. Я лично считаю, что когда я начинаю создавать, прежде чем я обдумываю каждый вариант, я получаю произведение искусства, которое я Хотел бы я как-то измениться.Когда я заканчиваю произведение искусства, я нахожу удовлетворение, зная, что за каждым решением стоит намерение.

Часто я сначала напишу абзац о том, как изображение должно выглядеть в общих чертах и ​​что оно означает. Затем я нарисую эскиз изображения, чтобы выделить некоторые детали, такие как угол камеры, перспектива и формы. После этого я настраивал съемку, часто на месте, которая обычно занимает в среднем около 10-15 минут. Затем следует редактирование, которое занимает в среднем 4-5 часов, но часто и больше, в зависимости от изображения.

Откуда вы берете исходные материалы?

Практически все изображения я снимаю сам, от локаций до текстур. Время от времени я покупаю стандартное изображение, например, золотую рыбку или обои, и у меня есть около 5 или 6 таких изображений. Тем не менее, большую часть времени я снимаю самостоятельно, что, на мой взгляд, является отличным способом исследования местности и заполнения времени, когда я пытаюсь найти вдохновение.

Какой ваш любимый трюк / метод в Photoshop на данный момент?

Прямо сейчас я очень рад добавлению дыма в мои изображения.Я работаю над серией, в которой тени и дым сильно влияют на визуальную драму, и мне нравится накладывать дым на фон моих картин. Я сфотографировал излучатель дыма, выходящий на черный фон снаружи, и с этими 50 или около того изображениями я могу использовать их для различных изображений, наполненных дымом.

Найдите свой собственный способ выразить свое искусство через видение и технику.

Какой ваш любимый инструмент или плагин Photoshop на данный момент?

Я никогда не использовал плагины, но мой любимый инструмент — «Заменить цвет»! Мне нравится иметь полный контроль над изменением цвета на моих изображениях без необходимости покупать платье разного цвета для каждой фотосессии.

Какой работой вы больше всего гордитесь?

В последнее время я больше всего горжусь автопортретами, созданными с участием природы, потому что именно так я чувствую наибольшую связь с миром.

Над чем вы сейчас работаете?

В настоящее время я создаю серию в своей студии, где построил комнату размером 7х7 футов без окон и дверей. Я снимал, глядя в маленькую комнату и наполняя ее разными элементами. Например, один был создан путем облицовки пола пряжей, а другой — путем заполнения комнаты песком (в настоящее время идет процесс удаления упомянутых 800 фунтов песка из комнаты!).Это был потрясающий (и продолжающийся) опыт использования моих рук, чтобы испачкаться и построить что-то из ничего. Мне нравится видеть, как мое видение оживает прямо передо мной, а не всегда на моем компьютере. Мне также нравится, насколько это эфемерно. Разорвать сет сразу, когда я заканчиваю съемку, было очень сильным катарсисом.

Что бы вы сказали тем, кто только начинает создавать рисунки в Photoshop?

Для работы в обратном направлении. Найдите свой голос, свою идею, то, что вы не можете сказать… а затем разбейте это на части.Спрашивайте ПОЧЕМУ на каждом шагу. Когда вы войдете в Photoshop, выберите то, что кажется естественным, а затем исследуйте его. Найдите свой собственный способ выразить свое искусство через видение и технику. Мне слишком много раз говорили, что мой способ творчества слишком прост. Делайте то, что считаете правильным, и пусть этого будет достаточно для вас.

Мастер-класс по повествованию и композиции с Брук Шейден

Это реклама выступления Брук, когда она была в Дубае!

Я так рад, что мой друг B открыл для себя эту возможность в Gulf Photo Plus на прошлых выходных.Нам посчастливилось пройти курс фотографии у художницы Брук Шейден, фотографа, которая создает неземные, вдохновленные фэнтези образы. (Ее работы действительно заслуживают внимания. Проверьте ее в Твиттере, посетите ее блог или сайт художника). Работы Брук заслуживают отдельного поста в блоге за свою изобретательность и инициативу. Согласно ее веб-сайту, Брук родом из Пенсильвании, США. Сейчас она живет в Калифорнии, где фотографирует и ведет семинары.

Одна из причин, по которой меня так впечатлила Брук, заключается в том, что она действительно изучала пленку и ненавидела фотоаппарат, когда впервые начала с ним играть. Тем не менее, несмотря на дискомфорт и неприязнь, она продолжала это делать и нашла способ передать свои идеи. Она научилась фотографии, фото-композитингу и тому, как вести собственный бизнес. Это определенно часть духа Дубая, который я видел, живя в этом городе! Я так рад, что она приехала сюда, чтобы разделить этот американский дух самостоятельности в Дубае.

Наш семинар состоял из различных занятий, каждый из которых научил нас создавать собственные образы, используя стратегии и методы Брук.Первый день она открыла с разминки и мозгового штурма. Мы узнали, что она большой планировщик, когда дело доходит до фотографирования, и что наброски и разработка идей происходят задолго до того, как отправиться на фотосессию. Она объяснила некоторые практические способы, которыми она развивает идеи для своей работы, которые мы практиковали сами. И она многое объяснила в контексте своей работы и творческого развития; Было здорово, что у меня было время просмотреть некоторые из ее портфолио.

Отсюда мы перешли к конкретным стратегиям разработки и реализации наших собственных фотографий.Брук рассказала о подготовке и инструментах, которые она берет с собой на фотосессию, и мы уехали! Нас отвезли на виллу, находящуюся в процессе строительства, с парой моделей, с которыми мы работали, чтобы воплотить в жизнь наши образы. Брук сделала несколько снимков, и мы смоделировали ее для практики. После этого настала наша очередь создавать собственные постановочные изображения. Остаток дня мы провели в космосе по очереди.

Для этого слайд-шоу требуется JavaScript.

День 2 был особенно интересным, и в слайд-шоу вы увидите несколько фотографий до и после изображения, которое все еще находится в разработке.Мы начали день в бассейне! Брук спонсируется Ikelite Underwater Systems, и у нее есть водолазный бокс для своего Canon (забавно, но мне очень приятно, что она девушка Canon и девушка с фиксированным объективом!), И мы были настроены фотографировать моделей в бассейн. Все мы вскочили и снова по очереди снимали моделей на камеру Брук. Это было так весело! Это была моя любимая часть опыта. У меня есть базовая подводная камера, и я надеюсь опробовать ее на Мальдивах и посмотреть, смогу ли я применить некоторые из моих идей по ее использованию.После того, как мы вытерлись, мы возвращаемся в Деревню знаний в наш конференц-зал. Брук поделилась тем, как она развивает свой бизнес, чтобы жить за счет своей работы, и дала нам конкретные ресурсы и советы по таким вещам, как лицензирование изображений, печать и работа с галереями. В конце дня она рассказала нам об основных шагах, которые она предпринимает, чтобы объединить свои изображения и закончить их.

На протяжении всего моего опыта Брук проявляла энтузиазм, доброту и вежливость ко всем участникам. Было так приятно побывать на семинаре, проводимом кем-то, столь открытым для обмена! Я надеюсь, что у Брук будет возможность снова вернуться в Дубай, чтобы поделиться с другими.Если она преподает другой курс, я обязательно буду там! Тем не менее, во мне появился новый поклонник.

БУДЬТЕ СМЕЛО ТВОРИТЬ: Как вы делитесь своим творчеством? Какой шаг вы могли бы сделать сегодня, чтобы приблизиться к такому обмену опытом?

Присоединяйтесь к сильному сообществу художников

Познакомьтесь с замечательными творческими единомышленниками и дайте волю своему внутреннему художнику. Получите доступ к бесплатным онлайн-семинарам, поделитесь закулисными историями практикующих творцов и узнайте стратегии, которые помогут вам улучшить свою художественную практику.

(Все эти бонусы и мероприятия являются частью того, что вы получаете, когда подписываетесь на информационный бюллетень Artist Strong.)

Мы уважаем вашу конфиденциальность — подробнее здесь.

Успех! Теперь проверьте свою электронную почту, чтобы подтвердить свое членство в сообществе электронной почты Artist Strong и получить доступ к бесплатным ресурсам, разработанным, чтобы помочь вам в вашем творческом пути.

Хотите дополнительной творческой игры? Рассмотрите раскрашивание как форму медитации с Mandala Strong: https: // www.amazon.com/Mandala-Strong-Coloring-Carrie-Brummer/dp/0997119608/ref=sr_1_3?ie=UTF8&qid=1466409541&sr=8-3&keywords=mandala+strong

BROOK SHADEN

ПОСМОТРЕТЬ ENRIQUE’S

ВЫПОЛНЕНИЯ
ВЫШЕ

_______________________

Куратор SAGA

Большой редактор

Журнал Downtown LA Life

ENRIQUE!

Просто потрясающий исполнитель перформанса

Некоторые люди, если бы термин «исполнитель перформанса» был
воспитанный, может не иметь какой-либо ориентации на эту тему.Искусство перформанса было у людей (вид: Homo sapien)
популяция, согласно культурным антропологам, начиная с самых ранних людей. Это использование движений тела, конечностей, глаз и т. Д.
чтобы рассказать историю, поделиться идеями или передать сообщение, например, об охоте или религиозном опыте. Использование сырых форм
жужжания, пения или топания добавили бы ритм. Более поздние инструменты, особенно барабаны и ударные (музыка)
и пение были добавлены.Так что исполнительское искусство не ново. С более современной точки зрения, один из великих исполнителей перформанса
С середины19 -го -го и начала 20-го -го века была Айседора Дункан. Ее уход от классической балетной формы к
перформанс / интерпретирующий танец вызвали сенсацию, скандал и обвинения в порнографии и безнравственности. В конце 20 -х годов вв.
особенно в середине и конце 1960-х годов у вас есть такие личности и войска, как Грейс Джонс, Лори Андерсон и печально известные
Группа The Cockettes из Сан-Франциско («Гендерный секс») и The Sister’s Divine Indulgence.Все принесли
особый способ, которым они представили свое искусство в контексте перформанса.

Энрике продолжает эти и другие традиции исполнительского искусства.
Его сочетание песни, танца и волшебных мест создает прекрасные, захватывающие и временами глубоко тревожные сцены человеческой жизни.
борьба и боль. Все работает, все имеет смысл. Чувство драматизма Энрике витает над всеми нами под градом
Сказочный блеск и цвета, свет и тень.За ним стоит наблюдать, он только что начал. Надеюсь, вам понравится его работа так же, как
мы делаем в журнале Downtown LA Life.

Доктор Дон Нойес-Мор
Кандидат наук.

________________________________________________________________________________

Энрике Хесус Эрнандес — LBGT, латиноамериканец, рок-исполнитель и активист по борьбе с домашним насилием.(ГОЛОД
CITY], его последний EP и музыкальные видеоклипы, в котором он в детстве становится свидетелем физического и эмоционального насилия над своей матерью. В
Живые выступления, Эрнандес использует движение, а также символический дизайн декораций, костюмы и свет, чтобы выразить свое личное путешествие, как
выживший. В какой-то момент включается сирена полиции и идет интенсивный диалог, в то время как Эрнандес заставляет аудиторию держать простыню.
как его защитный щит.Переплетаясь в другой лист, он корчится и корчится от боли, когда аудитория беспомощно
понимает, что простыня, которую они держат вокруг него, теперь является стеной, препятствующей их помощи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2023 Микро Тех Сервис