Ительмены фото: происхождение народа, где и как живут, фото

Содержание

происхождение народа, где и как живут, фото

Ительмены — древнейший северный народ, предки которого поселились в Камчатском регионе 15 000 лет назад. Гены, мифология и обряды объединяют их с североамериканскими индейцами. Бытовые и семейные привычки шокируют, составляя самобытную ительменскую культуру.

Название

Ительмены — искаженное, адаптированное для русского звучания самоназвание народа итәмән, или итэнмэн. Переводы имеют похожее значение с разными оттенками: «тот, кто существует», «живущий здесь», «сущий». В XIX столетии этноним был зарегистрирован лишь у части народа, живущей на северо-западе региона. Ощущая единство, между собой ительмены называли себя именем рода, общности или местности: кшаагжи, кыхчерен, чупагжу, бурин, лингурин, кулес. Русские колонизаторы называли все народности региона камчадалами.

Где живут, численность

В XVIII столетии, по официальным данным, численность ительменов составляла 12 000, нынешние исследователи считают — нескольких десятков тысяч. Меньше чем за сотню лет их стало на 30% меньше из-за завезенных иностранцами болезней: горячки, оспы, сифилиса.
По данным переписи 2010 года, число ительменов в России составляет 3093 человека. Больше всего проживает в Камчатском крае — 2296 человек, Магаданской области — 643 человека. Незначительное число представителей народности зарегистрировано в Чукотском и Корякском АО.

Язык

Ительменский язык входит в состав чукотско-камчатской семьи, имеет три схожих диалекта. На протяжении истории существовал в устной форме: серьезные попытки создать письменность стали предприниматься лишь в последние десятилетия. Сегодня изучается в национальных школах, на нем издаются газеты, вещает местное радио. По данным переписи, языком владеет 18% представителей народности, большинство старшего поколения.

История

Территория нынешнего проживания ительменов начала заселяться еще 15 тысяч лет назад: по землям проходили, частично оседая, древние племена островов северной части Тихого океана, Дальнего Востока, Сибири. Ительмены — древнейшее коренное население региона, образовавшееся путем смешения древних народов с эскимосами, алеутами, айнами.
В XVIII веке территории были колонизированы русскими, порядок в ительменских селениях устанавливали казаки. В 1720-1740 года происходит повсеместная христианизация народа, воспринимавшаяся неохотно. С приходом советской власти регион стал активно заселяться русскими, коренное население вытеснили на север, ассимилировали.

Внешность

Антропологи относят ительменов к арктической малой расе, принадлежащей к типу северных монголоидов. Ученые нашли схожие гены у индейцев североамериканского племени навахо и аляскинских тлинкитов. Визиты ительменов к оставшимся представителям племен подтвердили наличие схожих элементов в культуре, обрядах, мифологии.

Путешественники XVIII-XX веков отмечали непрезентабельную, отталкивающую, внешность ительменов. Они никогда не мылись, не стригли ногти, не расчесывали волосы, не чистили зубы, постоянно контактировали с рыбой, что сказывалось на их аромате и внешнем виде.
Среди определяющих черт внешности отмечали:

  • низкий рост;
  • темную пигментацию кожи;
  • менее выраженные, чем у соседей, монголоидные черты;
  • слабый рост бороды и растительности на теле;
  • косолапость;
  • большой рот с пухлыми выступающими губами;
  • неуклюжесть;
  • бегающие глаза;
  • выступающие скулы;
  • цепкие и тонкие руки.

Ительмены отличались выносливостью, могли без одышки долгое время бегать, выполнять тяжелую работу. Несмотря на антисанитарию, отличались богатырским здоровьем и долголетием: средний возраст составлял 60-75 лет.

Одежда

Зимняя одежда обоих полов одинакова: двухслойные оленьи шубы до колен или до пят, мехом внутрь и наружу. Наружный слой красили в коричневый цвет корой ольхи. Из оленьей шкуры делали штаны, обувь и меховые чулки. Летом в качестве материала применяли шкуры ластоногих. Домашней одеждой мужчин служила набедренная повязка, женщины надевали комбинезоны. В холода голову покрывали меховыми капюшонами, капорами, летом шапочками из перьев, бересты.

Семейный уклад

К приходу русских на Камчатку среди ительменов главенствующую роль играл мужчина, однако значительное место занимали пережитки матриархата. Женщин не обижали, всячески почитали, исполняли любые прихоти.
Сохранился обычай «отработки» потенциального жениха в доме невесты. Мужчина переселялся в юрту приглянувшейся девушки, где на правах слуги выполнял любую работу. Иногда «служба» затягивалась на несколько лет, причем согласия невесты на женитьбу не означала. Парадокс: во время совместного проживания при «отработке» потенциальные муж и жена предавались плотским утехам.

Препятствием к женитьбе выступал и свадебный обряд. Когда мужчина решал, что послужил уже достаточно и завоевал симпатии невесты, он предлагал провести обряд «Хватай». Выбранной девушке плотно связывали веревками ноги, опутывали ее сетями и наряжали в несколько слоев одежды. Цель жениха — распутать оковы и прикоснуться к ее лону.
Задача осложнялась собравшимися вокруг невесты родственницами женского пола, препятствовавшими совершению обряда. Они били, кусали, царапали мужчину не в шуточной форме, а в полную силу. Часто обряд заканчивался серьезными травмами: тогда после залечивания ран ритуал повторялся. Если цель достигнута, невеста произносила «ни-ни»: после брак считался заключенным.
Невинность в мире ительменов не относилась к числу добродетелей, нравы в общинах стояли свободные. Разрешались браки внутри рода между кузенами, активно практиковался левират и полигамия. Единственное препятствие к многоженству — обычай сватовства, поэтому ительмены предпочитали заводить легкие, не обязывающие ни к чему отношения. Разрешалось это мужчинам и женщинам.
Если ительмен решался завести вторую жену, он просил разрешения у первой. Если дамы нравились друг другу, начинали жить вместе большой семьей. В противном случае, муж постоянно переходил из одной юрты в другую. Отказывать мужчине не решались: мог уйти насовсем, развод не считался постыдным.

Жилище

Ительмены селились родовыми общинами от 15 до 100 человек, называвшимися остожки. Во главе общины стоял старейшина, в его жилище проходили общие собрания, обсуждались важные вопросы. Социального неравенства у народности не было: роль старейшины ограничивалась большим вниманием к его советам.

Зимой родовая община жила в одном общем доме: полуземлянке, выкопанной вглубь на 1,5 метра, огороженной небольшим округлым навесом с крышей, покрытой дерном, снегом. Его называли юртой, вдоль боковых стен размещались спальные места: нары, положенные на землю циновки. В дальнем углу размещали деревянного идола, хранителя рода.
В центре разводили очаг, дым выходил в окошко верхней боковой части: через него же спускались в жилище мужчины. Для женщин и детей строили боковой лаз: сквозь него пробираться внутрь удобнее.
Летом селились в шалашах, обустроенных на четырех шестах высотой до 4 м. Четырехугольные шалаши имели крышу конической формы. Издалека поселения ительменов выглядели как города с башнями. Пришедшие казаки толковали причудливую форму по-своему, называя жилища балаганами. Между шестами свободно гулял ветер: место использовали для сушения, вяления рыбы. Рядом возводили простые наземные постройки для чистки рыбы.

Жизнь

Основное занятие ительменов — речная рыбная ловля лососевых пород. Промысел занимал длительный период с апреля по ноябрь. Рыбу ловили сетями, неводами, ставили ловушки. Существовал обряд «Первой рыбы»: косу, сплетенную из лососевой икры первого улова с травами, опускали в воду против течения с наговорами о богатом новом рыболовном сезоне.

Морской промысел развит слабо: ловили мойву, корюшку, зимой навагу. Но морскому богу Митгу, хозяину моря, молились усердно. Ительмены считали, что благожелательное к ним настроение божества даст богатый рыбный улов. Охотились на ластоногих: тюленей, морских котиков. Стрелами с ядовитыми наконечниками убивали китов. В пищу использовали мясо и жир, шкуры шли на изготовление обуви, из костей и бивней делали клинки, наконечники для стрел, иглы.
Зимой охотились на суше, добывали снежных баранов, соболей, лисиц, оленей. До контактов с русскими колонизаторами пушной мех не имел высокой ценности: использовался для пошива одежды, ритуальных обрядов. Из шкур оленей шили теплые шубы, штаны, зимнюю обувь, использовали для покрытия нарт, лыж. Медведь считался священным животным: после убийства проводили медвежий праздник, традиционный для северных народов, приносили хозяину леса дары. Охотились с собаками, их любили больше других животных: хорошо кормили, тренировали, использовали в качестве ездовых.

Религия

Религиозные верования ительменов разнообразны: анимизм, шаманизм, фетишизм, тотемизм. Народ верил: земля плоская, в нижней части находится «подземное небо», где время года противоположное ительменскому. Единого бога не существовало, мир населяло множество духов:

  1. хозяев
  2. покровителей
  3. помощников
  4. спутников
  5. вредителей

Главный герой мифов — Бог-Ворон Кутх, творец неба и земли, присутствующий в верованиях северных народов, индейцев. Забавно, но ительмены его не почитали: сочиняли нелепые и скабрезные истории о его приключениях. Властителем подземного мира считали сына Кутха по имени Гаеч, а его шпионами в мире живых — ящериц. Чтобы они не передали владыке вести о жизни народа, встречавшихся ящериц разрубали на мелкие куски.

Ительмены верили: живые существа, от человека до мухи, после смерти возрождаются в подземном мире, где начинают жить лучше. Смерть не страшила: при малейшем недовольстве реальностью ительмены с легкостью шли на самоубийство. После пришествия казаков, сильно осложнивших быт, начались массовые самоубийства. Отличавшийся сообразительностью народ подметил, что казаки после смерти, по их рассказам, попадают на небо. А значит, в подземном мире докучать возродившимся северным жителям не будут.

Традиции

Большую роль для ительменов играла дружба: традиция посвящения в лучшие друзья необыкновенно причудливая. Выбранный кандидат приезжал в гости к будущему другу, готовящему к визиту роскошный пир и жарко топившему чум. Оба заходили в жилище, раздевались догола, кандидат начинал трапезу, хозяин подливал воду на раскаленные камни, как в бане.
Когда гость начинал просить о пощаде, у него забирали привезенные вещи, одежду, собак. Взамен давали обноски и больных животных. Через некоторое время менялись ролями: после ответного визита дружба считалась скрепленной навеки.

Еда

Основу рациона ительменов составляла рыба лососевых пород. Национальное блюдо — юкола: разделанный на 6 частей высушенный лосось. Икру сушили с корой деревьев, ей и юколой питались всю зиму. Шокирующее современного человека блюдо, слывшее любимым деликатесом ительменов — заквашенные в специальных ямах или бочках рыбьи головы. Когда они достигали явного душка, их промывали и ели с особым удовольствием.

В отличие от других народов Камчатки, ительмены подвергали рыбу термической обработке. Поскольку металлических котлов не знали, придумали хитроумный способ: в деревянные емкости с водой бросали раскаленные на огне камни. Реже рыбу запекали на огне, коптили. Солить начали лишь с приходом русских: трудность доставки соли не благоприятствовала этому способу заготовки.
Ительменские женщины занимались собирательством грибов, кореньев, трав, кедровых орехов, ягод. Хлеб заменяли луковицами сараны, истолченными с голубикой: иностранцы отмечали приятный вкус этого блюда.

Видео

Ительмены удачи – Огонек № 19 (5614) от 18.05.2020

Если в Ковране, в сотнях километров от ближайшего аэропорта, есои и слышали что-то о коронавирусе и финансовом кризисе, то вряд ли заинтересовались — очень уж далеко все это от местных жителей-ительменов и их повседневных забот. Совсем скоро освободится ото льда река Ковран, начнется лов корюшки.

Текст: Ирина Бейден. Фото: Георгий Киселев, Камчатский край

Ительмены не боятся смерти. Даже суицид они не осуждают, считая, что, когда жизнь перестает приносить радость, можно и вот так, самотеком совершить переход в лучший «верхний мир». А там уже ждут — любимые люди и верные собаки. Ищущий да увидит: этот исчезающий народ проживает отпущенный срок осмысленно, избегая давления обстоятельств и веря в свое предназначение.

…Сейчас у ительменов время корюшки, потом пойдут горбуша, нерка, кета, семга и кижуч. Их будут ловить почти все лето до середины сентября. Рыбу надо сушить, вялить, солить, коптить. Для собак — квасить, закладывать в специальные ямы, заваливать травами и землей и ждать, пока скиснет. Короткий срок, всего пара месяцев, отпущен на заготовку голубики, морошки, брусники, клюквы, шикши, лесных трав и кореньев — витаминов должно хватить на долгую зиму. Русские казаки когда-то научили ительменов выращивать картошку, капусту, морковь, свеклу и редис. Надо, чтобы все это успело взойти и созреть в рекордные сроки, поэтому на удобрениях экономить не принято: в землю, в обход рта, идет жирная, питательная для почвы корюшка.

Чтобы добраться из Москвы до Коврана — центрального села ительменов,— нужно восемь с половиной часов лететь до Петропавловска-Камчатского, потом еще десять трястись на машине до поселка Эссо, дальше — полтора часа вертолетом до Усть-Хайрюзово, там минут сорок пробираться на вездеходе по тундре или на машине с хорошей проходимостью ехать вдоль побережья Охотского моря. Желательно успеть по отливу, чтобы не смыло волной в море — такие случаи здесь бывали. Путешественник и фотограф Георгий Киселев и этнограф Андрей Карпенков, оба москвичи, уже много раз проделывали этот долгий и обременительный для кошельков путь. Когда-то они путешествовали по Камчатке, случайно попали в Ковран и все, как выражается Киселев, «подсели на местных».

«Первый раз мы приехали к ительменам лет 25 назад и сразу — на местный обрядовый праздник Алхалалалай. Во время него проходит танцевальный марафон — 15–16 часов дикой энергетики, непонятно, как вообще люди это выдерживают физически. Танцы в основном парные, и многие потом не расстаются, начинают жить вместе. Здесь очень красивые девушки — статные, страстные, все длинноволосые, так как ительмены верят, что в волосах сосредоточена женская сила,— рассказывает путешественник.— Для меня ительмены похожи на жевунов из сказки про волшебника Изумрудного города — такие же добрые, ранимые, наивные и этим притягивают». Георгий знает всех жителей села поименно, много лет фотографирует местный быт, на свои деньги провел несколько выставок в Москве и Санкт-Петербурге: «Продвигаю, как могу. Ительменов становится все меньше, уходит язык. Хочется, чтобы на фотографиях остались люди, для которых ительменский был языком общения».

На фото: чавыча — самая крупная рыба из лососевых


Фото:
Коммерсантъ / Георгий Киселев

Ительмены, камчадалы — коренное население Камчатки | Ительмены, камчадалы | Этнография Камчатки

Категория: Ительмены, камчадалы.

Место проживания — Камчатская и Магаданская области, Корякский и Чукотский автономные округа.

Язык, диалекты. Язык — чукотско-камчатская семья языков. В ительменском языке выделяют седанкинский, хайрюзовский, напанский диалекты. На современную лексику оказали влияние корякский и русский языки. В настоящее время народ двуязычен. Русский является языком внутреннего и межэтнического общения и обучения. Лишь 18,8 % населения, преимущественно представители старшего поколения, родным считают ительменский язык.

Происхождение, расселение. Древнейшее население Камчатки. С конца XVII века известно как камчадалы. В трудах путешественника С. П. Крашенинникова упоминаются названия локальных и диалектных групп: кшаагжи, кыхчерен, живших между реками Жупанова и Немтик; чупагжу или бурин — между Верхним Камчатским острогом (Верхнекамчатском) и рекой Жупанова; лингурин — между реками Немтик и Белоголовой и кулес — к северу от реки Белоголовой.

До прихода русских на Камчатку часть предков современных ительменов на севере смешалась с оседлыми коряками, в некоторых поселениях южной оконечности полуострова происходил процесс смешения с айнами.

Первые контакты с русскими относятся к 1697 году, когда казаки основали на полуострове Верхнекамчатский, Большерецкий и Нижнекамчатский остроги. В 1740-е годы происходила христианизация народа одновременно с устройством русскоязычных школ. В 30–40-е годы XVIII века на Камчатке было около 100 камчадальских поселений. Ясачных камчадалов — мужчин в возрасте от 15 до 50 лет — около 2,5 тысячи, русских служилого сословия — около 250 человек, а с членами их семей, преимущественно смешанного происхождения, — около 500. Русские в значительной степени заимствовали у аборигенов их традиционный образ жизни и культуру. По переписи 1926–1927 годов, на Камчатке в 62 селениях насчитывалось 868 ительменов, 3704 коренных жителя, записанных камчадалами, и около 3500 русских.

Самоназвание итэнмэн — «тот, кто существует» — зафиксировано в конце XIX века только у северо-западных ительменов. Это название в материалах Приполярной переписи 1926–1927 годов применено к жителям одиннадцати селений северо-западного побережья, сохранивших родной язык. В восьми из них — в Сопочном, Морошечном, Белоголовом, Хайрюзово, Ковране, Утхолоке, Напане, Седанке — они составляли большинство населения и только в трех — в Тигиле, Воямполке, Палане — были в меньшинстве.

Письменность. Попытка создания ительменской письменности (на основе латинской графики) была предпринята в 1932 году, но уже в 1935 году от нее отказались, посчитав ительменов крайне малочисленными, поголовно владеющими русским языком. Сейчас работа по развитию письменности и методики преподавания в школах ительменского языка возобновлена.

Промыслы, орудия промыслов и орудия труда, средства передвижения. Занимались в основном традиционным рыболовством. Основу жизнеобеспечения составлял речной лов. Промысловыми угодьями владела территориально-соседская община. Рыбу, в основном лососевых, ловили с апреля по ноябрь. Способы и орудия лова были традиционны — сети, невода, запоры — сооружения в виде изгороди или плетня из тальника, перегораживавшие речку или часть ее, с «воротами», в которые ставили плетеные ловушки в виде воронки (верши, морды) или мешкообразные сети.

Женщины занимались собирательством. Жители морского побережья промышляли ластоногих, шкуры и жир которых служили предметами товарообмена как среди местного населения, так и с оленными коряками. У последних выменивали оленьи шкуры, мясо, сухожилия.

Охота носила подсобный характер. Добывали в основном снежных баранов, диких северных оленей, водоплавающую птицу в период линьки. С охотой на медведя и употреблением в пищу его мяса были связаны особые обряды. Пушнина служила предметом обмена. На соболя и лисицу ставили капканы и ловушки, а также их гнали собаками.

Летом передвигались на лодках-батах, выдолбленных из тополя, зимой — на собачьих упряжках с нартами, имеющими две пары дугообразных копыльев и седлообразное сиденье. Ходили на лыжах — длинных, скользящих и «лапках» — коротких ступательных.

Утварь изготовляли из бересты, топоры делали из оленьей и китовой кости или камня (яшмы), ножи, стрелы, наконечники копий — из вулканического стекла — обсидиана. Огнестрельное оружие и металлические изделия заимствовали у русских. Холодной ковкой из металла изготавливали ножи, наконечники стрел и копий. Огонь добывали трением.

У русских переняли разведение крупного рогатого скота, огородничество, в особенности картофелеводство.

Жилища. Зимним жилищем служили прямоугольные или овальные полуземлянки (юрты) с деревянным сводом, поддерживаемым столбами. Дым очага выходил через боковое отверстие. В юрту спускались по бревну с перекладинами через верхнее отверстие. Обычно в землянке зимовало от 5 до 12 семей. На летние промыслы каждая семья переселялась в свайную постройку из жердей с коническим верхом, рядом строили сооружения из жердей и травы, в которых чистили и варили рыбу. К концу XVIII века у ительменов появились русские избы, из хозяйственных построек — срубные амбары и помещения для скота.

Одежда. Зимней одеждой, как мужской, так и женской, были глухие шубы с капюшоном — кухлянки (ниже колен) и камлеи (до пят), которые шили из оленьего меха двойными — мехом внутрь и наружу. Зимой мужчины и женщины носили штаны мехом внутрь, летом — замшевые. Летней одеждой часто служила выношенная зимняя, которую на промыслах дополняли плащами и обувью из выделанных рыбьих кож. Женской домашней одеждой был комбинезон, мужской — набедренная кожаная повязка. Зимнюю обувь шили из оленьих камусов, дополняя меховыми чулками, летнюю — из шкур ластоногих. Зимние меховые шапки имели вид капора, а летние, похожие на алеутские, делали из бересты или перьев и палочек. Белье, украшения, летнюю одежду заимствовали у русских.

Пища, ее заготовка. Рыба служила основной пищей и кормом для собак. Ее заготавливали впрок: вялили и квасили в ямах, реже запекали и коптили, зимой замораживали. Лососевую икру сушили и квасили. Реже употребляли в пищу мясо зверей и птиц. Мясо и жир морских животных парили в ямах, кишки и желудки использовали как емкости для хранения продуктов. С рыбой и мясом ели много различных трав, кореньев, клубней сараны, ягод. Собирали кедровые орехи, яйца водоплавающих. Пищу готовили и подавали в деревянной и берестяной посуде, запивали водой. У русских заимствовали различные способы копчения и соления рыбы, приготовление картофеля, мучных изделий, супов, чая с молоком. Из-за трудностей доставки на Камчатку соли и муки соление рыбы и употребление хлеба было ограниченным.

Религия. Религиозные представления и обряды ительменов основаны на анимизме — вере в подземный загробный мир, добрых и злых духов; тотемизме — вере в родство с тем или иным животным, почитании хозяев моря и лесных животных. После обращения ительменов в 1740–1747 годах в христианство стали распространяться православные обряды — крещение, венчание, отпевание. Уже в первой четверти XIX века путешественники отметили в камчадальских селениях православные кладбища. Установилась традиция при крещении давать детям русские имена. Ительмены числились прихожанами камчатских церквей, и первые русские фамилии получили по фамилиям духовенства и служилых.

Фольклор, музыкальные инструменты. Записи фольклора представлены мифами в русском пересказе исследователей XVIII века и сказками, записанными на ительменском языке в ХХ веке. В настоящее время мифологические сюжеты о сотворении мира сохранились только в сказках и обрядах, возможно, вследствие поголовной христианизации ительменов, а также резкого и быстрого падения их численности в результате эпидемий во второй половине XVIII века и последующей ассимиляции.

В мифологии основным персонажем выступает Кутх, или Ворон. Он предстает как демиург (творец), создатель Камчатки и в то же время как трикстер — плут, обманщик, шутник, перевертыш, несущий в себе добро и зло, мудрость и глупость. В сказках он постоянно попадает в неблаговидные ситуации, которые иногда приводят его к гибели. Раздвоение образа Кутха (демиург — трикстер) произошло достаточно давно, в мифологическом сознании оба образа существовали параллельно. Как и у соседей — коряков и чукчей, в фольклоре ительменов присутствуют животные, нередко в качестве племени (с «мышиным народом» Кутх вступает в конфликты или разного рода сделки).

Музыка характеризуется несколькими локальными вариантами, изученными неодинаково. К началу 1990-х годов были известны три из них: два западных — ковранский и тигильский и один восточный — камчадальский. Музыка, инструменты и жанры взаимосвязаны с фольклорными традициями русских старожилов, коряков, курильских айнов и эвенов.

Музыку ительменов делят на песенную, танцевальную, инструментальную и повествовательную. Песенная мелодия сопровождает импровизированный текст. Песни с лирическим текстом у ковранцев называются чака’лэс (от чак’ал — «горло», «рот»), у тигильцев — репнун (от репкуё — «напевать», «голосить»). Колыбельные песни, хотя и выделяются терминологически (у ковранцев — корвэльу, у тигильцев — карвэльу), собственных мелодий не имеют, а поются на различные типовые мелодии. Тексты заговоров, обнаруженные только у ковранцев, поются на ритуальные мелодии (кмаличинэх).

У ительменов известно 16 музыкальных и звукопроизводящих инструментов под общим названием ма’лйанон — «играющий предмет». Ительменский бубен (яяр) родствен корякскому. Существовал и деревянный пластинчатый варган (варыга). Флейта из дудника с наружной свистковой щелью без отверстий для пальцев у ковранцев называется ковом, у тигильцев — коун.

Праздники. Фольклорные музыкальные и художественные традиции ительменов в настоящее время ярко проявляются в ежегодном осеннем празднике «Алхалалалай». Это обрядовый календарный праздник, знаменующий собой завершение хозяйственного цикла. В празднике в обрядовой форме воспроизводятся элементы мифов о сотворении мира и ритуалы, связанные с благодарением природы.

Современная культурная жизнь. В школах Корякского автономного округа преподают родной язык. В поселках Ковран и Хайрюзово имеются восьмилетние школы, работают клубы, постоянно выступает детский ансамбль «Сузвай», а национальный ансамбль «Эльвель» известен не только в России, но и за рубежом. В 1988 году выпущен букварь на ительменском языке, в 1989 году — ительменско-русский и русско-ительменский словари. Изданы сборник ительменских загадок и стихотворений и другие произведения национальной литературы.

В поселке Палана ведется теле- и радиовещание на ительменском языке. Выходят газеты на русском и родных языках населения округа.

Совет возрождения культуры ительменов Камчатки «Тхсаном» был создан в 1987 году. Он представляет этническую общественную организацию ительменов в российской Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

О камчадалах. Камчадалы — этническая группа метисного происхождения — потомки от смешанных браков аборигенного оседлого населения и русских старожилов Камчатки. По переписи 1926 года, их численность составляла 3704 человека. По данным Ассоциации коренных малочисленных народов Камчатки, в 1994 году насчитывалось около 9 тысяч членов общин камчадалов. В 2000 году камчадалы включены в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации.

В настоящее время потомки камчадалов, связанные с традиционным хозяйством, живут в Соболевском, Большерецком, Мильковском, Усть-Камчатском и Елизовском районах Камчатской области. К камчадалам относит себя группа метисного населения города Петропавловска-Камчатского. Небольшая часть населения смешанного происхождения, относящая себя к камчадалам, проживает в Тигильском и Пенжинском районах Корякского автономного округа, Ольском районе Магаданской области.

Группы метисного населения Камчатки начали складываться в середине XVIII века и разрастались по мере увеличения русского населения полуострова. К началу ХIХ века на Камчатке существовало 5 русских острогов и 2 крестьянские деревни, а численность русских составляла более 1500 человек. В смешанных семьях женщины, как правило, были аборигенного или метисного происхождения. Русские переселенцы перенимали у аборигенов их систему хозяйства и образ жизни. Культурно-историческое единство метисного населения Камчатки выражалось в двустороннем двуязычии: как русские, так и аборигены владели камчадальским (ительменским) и русским языками. Двуязычие сложилось на Камчатке во второй половине XVIII века благодаря появлению сети церковно-приходских школ и совместному обучению в них детей аборигенов и русских. На основе двуязычия возникло «камчатское наречие» русского языка. Оно, как и двуязычие, до последнего времени сохранялось у старшего поколения камчадалов. Интересно, что среди сказителей ительменских сказок, записанных на ительменском языке в советский период, половина по одной из родительских линий происходила из русских старожилов.

Ранняя поголовная христианизация оседлого аборигенного населения Камчатки, с одной стороны, усвоение камчадальского образа жизни и фольклора русскими колонистами — с другой, создали в мировоззрении камчадалов комплекс двоеверия, где основы православного вероучения и обрядности переплелись с политеистическими традиционными верованиями и промысловыми обрядами. В последнее десятилетие ХХ века в среде камчадалов наряду с возвращением интереса к православию происходит интенсивный процесс возрождения древних языческих элементов камчадальской культуры. На основе местных традиций, литературных данных, а также заимствований из культуры современных ительменов у камчадалов возрождаются обрядовые календарные праздники (весенний праздник Первой рыбы, осенний — «Алхалалалай»), музыкальный, песенный фольклор, прикладное искусство.


Публикуется по полярной энциклопедии школьника «Арктика — мой дом»,
том «Народы Севера Земли» (М., 1999).

Ительмены — загадочные русские индейцы. Фотоцентр на Гоголевском

Камчатка – один из самых удалённых  районов России. До сих пор отсутствуют сухопутные дороги, соединяющие Камчатку с «Большой землёй». Поэтому она находится на положении острова, куда можно попасть морскими судами во время навигации или прилететь самолётом. Именно на этой земле и живут загадочные русские индейцы – ительмены.  Само название «ительмен» происходит от «итэнмэн» («живущий»).

Культура ительменов одна из древнейших на Камчатке. Этнически близка к культуре племени Тлинкиты, индейцев Аляски. Когда  то этот народ расселялся по всему полуострову от мыса Лопатка до бухты Корфа.

Ительмены — оседлое, наиболее многочисленное в прошлом население полуострова, пережившее за последние триста лет немало драматических событий. Эпидемии, суровый климат заметно сократили их численность. Значительная часть полуострова стала необитаемой. В пятидесятых годах прошлого столетия началось сселение ительменов. В настоящее время большинство живёт в сёлах Ковран, Хайрюзово, Тигиль.

Ительмены в первую очередь рыболовы. Любят рыбу, преимущественно лососевых пород, богатых красной икрой.  Ловят почти всё лето и до середины сентября. Её сушат, вялят, солят, коптят, закладывают в специальные ямы. Занимаются охотой на морзверя (лахтак, нерпа), на медведей, козлов и росомах.

Женщины — ительменки занимаются заготовкой разных дикорастущих трав и корений, одни из которых употребляются в пищу, другие применяются как средства народной медицины. Кроме того, они заготавливают на зиму ягоду (морошку, голубику, шикшу, клюкву, бруснику, княженику). Выделывают шкуры морзверя и даже рыбы. Шьют одежду, которую очень красиво украшают.

В конце сентября, когда сделаны все запасы продовольствия на зиму, окончены осенние работы, ительмены проводят обрядовый праздник очищения от грехов и благодарения Природы «Алхалалалай». В течение нескольких дней под звуки национальных инструментов – дудочках из тростника, местные жители исполняют свои зажигательные и очень эротичные танцы. Танцевальный марафон длится около 16 часов. Ежегодно на Балаганной площади, где проводятся шаманские обряды, устанавливается вырезанный из дерева идол – Хантай в виде человека – рыбы, который оберегает ительменский род от бед и несчастий, приносит удачу в рыбной ловле. Возродил этот праздник шаман Борис Жирков. И сейчас само действие праздника ничем не отличается от того, как его проводили предки.

Ительмены славятся искренностью и веселым нравом. Любят и петь и танцевать, Ительменский фольклорный ансамбль Эльвель – имеет мировую известность.

Ительмены гордятся тем, что у такого малочисленного народа (около  2500 человек) есть свои депутаты, композитор  и даже два человека, награждённых премией «Душа России» — это Борис Жирков и Лидия Кручинина!

Все высказанное найдет отражение в фотоэкспозиции, посвященной этому маленькому,  но замечательному этносу.

На открытии фотовыставки будут бить в бубны сопровождая выступление  фольклорного ительменского ансамбля «Эльвель» с зажигательными национальными танцами. Также пройдет дегустация экзотических блюд ительменской кухни.

Московская диаспора Ительменов: Наталья Богачева, Георгий Киселев, Андрей Карпенков.

Церемония открытия 16 декабря в 17.00.
Выставка будет работать с 14 по 18 декабря 2016 года, ежедневно с 11.00 до 19.00.
Адрес: Гоголевский бульвар, 8, «Фотоцентр» (проезд ст. метро «Кропоткинская»)
Контакты «Фотоцентра»:
Тел. 8(495)690-6996; (495)691-8602;
[email protected]
www.foto-expo.ru

comments powered by HyperComments

Древние Традиции и Культура Народов Камчатки

Культура аборигенов Камчатки насчитывает более 12 тысяч лет. Коряки, ительмены, чукчи, эвены и алеуты не забыли языка своих предков, хотя иногда владеют русским языком лучше, чем родным. Познакомиться с историей, традициями, бытом древнейших жителей полуострова, вы можете и сегодня, посетив музеи, этнокультурные центры и стойбища.


Увидеть своими глазами, как живет коренное население, – это не только новый опыт для каждого путешественника. Но порой единственный способ уловить самую суть Камчатского края.


Ительмены


Если верить ученым, именно ительмены первыми поселились на Камчатке. В конце XVII века, когда Камчатка вошла в состав России, ительмены уже освоили почти всю территорию полуострова. Зимой они целыми родами, по 40-50 человек, жили в полуземлянках, а летом переселялись в травяные шалаши. По заснеженной тундре передвигались на собачьих упряжках, а по рекам – на долбленых лодках. Во время охоты использовали лыжи и снегоступы особой конструкции, а рыбу ловили прочными сетями из волокон крапивы.


Культура ительменов категорически запрещала спасать утопающего или засыпанного снежной лавиной – ведь тогда духи воды и гор лишатся желанной пищи.


За тысячелетия жизни на Камчатке ительмены достигли высочайшего мастерства в ловле рыбы, это занятие стало основой их жизни. Они научились заготавливать мясо лососей впрок, заквашивая в ямах или высушивая на солнце. Вяленая юкола и сегодня считается деликатесом. Более умелых охотников, чем ительмены, тоже найти сложно: мясо оленей, медведей, снежных баранов, всегда дополняло их рыбный стол. Они ели даже песцов и соболей! А из шкур животных мастерицы и сегодня шьют невероятно теплые кухлянки и меховые штаны.


Ительмены сполна используют все богатства, которыми готова поделиться суровая северная природа. Ягоды и травы, грибы и коренья, кедровые орехи они заготавливают не только ради пропитания – из них готовят целебные отвары и настойки. Сегодня попробовать эти эликсиры здоровья можно в этнокультурном комплексе «Пимчах», открытом в 40 км от Петропавловска-Камчатского, у подножия священной горы Острой. Здесь не только пригласят в традиционное жилище ительменов и угостят блюдами национальной кухни, но и научат плести украшения из бисера, шить одежду из рыбьей кожи. Самые смелые гости участвуют в шаманских обрядах очищения и поклонения духам, пробуют ходить по углям!


Коряки


Еще до прихода на Камчатку русских поселенцев на две группы разделился самый многочисленный коренной народ полуострова – коряки. Кочевые аборигены занимались пушным промыслом и оленеводством, перегоняя стада оленей с пастбища на пастбище. Мясо копытных служило им основной пищей, из костей и рогов животных коряки изготавливали орудия труда и предметы быта, а из оленьих шкур шили одежду и легкие переносные яранги. Сегодня на восточной окраине Петропавловска-Камчатского, на берегу живописного Халактырского озера построена этническая деревня «Танынаут». Здесь можно не просто побывать в корякских ярангах, но и научиться их строить. А еще – попробовать самостоятельно добыть огонь, поиграть на варгане и бубне, станцевать под национальные мотивы и поохотиться.


Среди коряков до сих пор проводится праздник Первой рыбы, призванный «заманить» рыб в камчатские реки.


Оседлые коряки жили рыбалкой и охотой на морского зверя – нерпу, лахтака и кита, а на промысел выходили на байдарах, обшитых шкурами морских животных. Из шкур шили также одежду и обувь, предметы быта. Коренной народ достиг высокого мастерства в обработке не только шкур, но и кости, металла, камня. А еще коряки научились строить дома, идеально приспособленные к суровой и переменчивой погоде Камчатки. Стены из двух слоев бревен с прослойкой из земли и дерна между ними надежно защищали от холода долгой зимой. Летом войти внутрь можно было через длинный коридор-сени, а когда все вокруг заметала пурга, входом служило специальное отверстие в потолке. Из-за необычной формы крыши – «ветролома» – жилище никогда не засыпало снегом.


Сегодня побывать в традиционном доме, познакомиться с бытом и традициями коряков можно в стойбище «Эйвэт». Рядом расположился питомник ездовых собак – попробуйте свои силы в управлении упряжкой!


Чукчи


Чукчи значит «богатый оленями» (чаучу). Живут чукчи не только на Чукотке, но и на Камчатке, причем они перебрались сюда настолько давно, что считаются одним из коренных народов полуострова. Изначально чукчи были охотниками на оленей, но к XVII веку освоили оленеводство. Причем достигли в нем такого мастерства, что камчатских чукчей стали считать бедняками, если у них нет стада из 100 голов. Теперь этот коренной народ не менее изобретательно и умело использует мясо, шкуры, кости и рога оленей, чем прирожденные оленеводы – кочевые коряки. Основной промысел оседлых коряков – морскую охоту, – чукчи также освоили успешно.


Древние чукчи ели моняло – полупереварившийся мох, извлеченный из оленьего желудка. Особенно популярна была полужидкая похлебка из моняла.


У чукчей очень интересная традиционная обувь – торбаса. Внутри – меховые стельки и чулки, подошва – из кожи лахтака, а сам «сапог» изготавливается из шкуры нерпы, доходит до колена и плотно перевязывается ремнем. Еще один предмет национальной одежды – кухлянка, которую шьют из шкурок молодых оленей и тюленей, ее подол, рукава и ворот отделаны мехом собаки или росомахи. Мужчины носят сразу две кухлянки: нижнюю надевают мехом внутрь, вторую – мехом наружу. В непогоду поверх кухлянки надевают камлейку – широкий балахон с капюшоном и наглухо закрывающимся воротником, сшитый из кишок моржа. Непромокаемую и непродуваемую камлейку можно считать прообразом современной ветровки.


Эвены


Эвены пришли на Камчатку вслед за русскими покорителями Дальнего Востока примерно полтора века назад. Сегодня от других оленеводов полуострова их отличает умение передвигаться не только на оленьей упряжке, но и верхом на оленях. Этот уникальный навык эвены освоили еще в те времена, когда жили в сибирской тайге. И именно они вывели на Камчатке особую породу домашних оленей – высоких, особенно сильных и выносливых.


У эвенов в ходу было два календаря: православный и охотничий, в котором месяцы были названы по частям тела человека. Новый год по охотничьему календарю назывался месяцем «подымающейся тыльной поверхности кисти левой руки».


Традиция верховой езды отразилась и в эвенских нарядах. Одежда других северных народов не позволит сесть верхом на оленя, а эвены носят таты – распашные кафтаны с расходящимися полами, которые не мешают наезднику. Орнаменты из меха и вышивка из бисера на таких кафтанах делает облик ездока очень живописным. Понаблюдать за зрелищными скачками на оленях можно в этнокультурном комплексе «Мэнэдек», построенным на берегу горной реки неподалеку от села Анавгай. Но прежде чем попасть на территорию эвенского стойбища, придется пройти обряд очищения – под звуки бубна перешагнуть через костер, где дымится можжевельник. Лишь после этого можно будет погрузиться в культуру экзотического северного народа: пройти мастер-классы по выделке оленьих шкур, резьбе по кости и плетению из бересты, посоревноваться в прыжках через медвежью шкуру и нарты, проверить свою меткость и твердость руки в метании лассо. А восстановить силы помогут знаменитая юкола и уха из лосося, шурпа из оленины и целебный фиточай из камчатских ягод и трав.


Как задобрить нинвитов



До того, как принять христианство, все коряки – и кочевые, и оседлые – практиковали шаманизм. Они считали, что у каждого камня и дерева, у каждой горы и реки есть душа. Согласно их верованиям, мир населяют не только добрые, но и злые духи – нинвиты, насылающие болезни и прочие напасти. Чаще всего нинвиты не показывались людям. Увидеть их удавалось лишь изредка, когда они принимали обличье человекоподобных существ с длинными острыми зубами и горящими глазами. Чтобы задобрить нинвитов, коряки оставляли им подарки там, где обитали злые духи – возле могил, необычных скал, водопадов и горячих источников. Подношением могла служить просто щепотка табака.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Как аборигены представляли сотворение мира


Давным-давно в мире было темно и холодно, потому что солнце, луна и звезды находились в заточении у Женщины-духа. Она держала их в своей юрте в трех огромных мячах. Добрый бог Кутх задумал освободить светила. Он превратился в хвоинку и упал в воду. Женщина-дух зачерпнула воду, выпила ее и забеременела, а вскоре родила Ворона. Тот упросил мать поиграть с мячами и вспорол их. Светила высыпали на небо и осветили мир. А самого Ворона опалило солнце, и он почернел.

Экспозиция летнего жилища ительменов «Балаган»

Уникальный «травяной» дом на сваях

Полуостров на самом востоке. Окоём самобытного, заповедного края цветущих лугов, прозрачных озёр, величественных вулканов и горячих гейзеров. Добро пожаловать на Камчатку — в Долину гейзеров, настоящий «медвежий угол» и родину многих малочисленных коренных народов России. Посетите зимнее жилище одного из этих народов, прикоснитесь к удивительному дальневосточному чуду — «травяному» дому ительменов.

Ительмены — этнос, испокон веков живущий на территории Камчатки и насчитывающий сегодня немногим более 3 000 человек. Происхождение его до конца не изучено: по некоторым версиям оно палеоазиатское, по другим — палеоамериканское, но сомнений не вызывает тот факт, что ительмены — народ очень древний, обладающий уникальной духовной и материальной культурой. Металла и керамики у ительменов не было, а дерево и кожа живут недолго, поэтому нам сегодня достались фольклорные предания и язык орнаментальных форм. Они-то и воспроизводят многовековые традиция и верования, которые дошли до наших дней. Сегодня известно, что самоназвание ительменов переводится как «истинные», поскольку они жили на Камчатке ещё до коряков, эвенков и этнических русских. А страну свою они до сих пор зовут Уйкоаль, «Большая река», поскольку селятся вдоль берегов реки Камчатки, протекающей почти через весь полуостров. Приглашаем вас в Парк народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, чтобы взглянуть на один из традиционных домов ительменов — необыкновенный, укрытый травой и землёй ительменский балаган на сваях.

Ительмены строили и зимние, и летние жилища. Зимой жили в каркасных полуземлянках с бревенчатыми стенами, плоской крышей и боковым очагом, где размещалось от 5 до 12 семей — иногда до 100 человек! Ну а на лето каждая семья ительменов возводила вот такой шалаш пирамидальной формы на высоких опорах. Скаты крыши устилали травой, которая не пропускала и не впитывала воду, а затем присыпали землёй. Русские путешественники и переселенцы называли такие жилища свайными балаганами. Летние речные домики ительменов до сих пор можно увидеть по берегам Камчатки, её притоков и небольших озёр. А ещё его можно рассмотреть вблизи — в ЭТНОМИРе, всего в 90 километрах от Москвы!

На приподнятой над землёй на высоту более трёх метров платформе установлен шалаш, у которого два входа: один напротив другого. Ительмены поднимались и спускались по бревну, которое заменяло приставную лестницу. А рядом с балаганом часто возводился сарай из жердей: в нём чистили, варили и сушили рыбу, которая служила ительменам основным источником пищи и кормом для собак. В старину в балаганах жили с весны до осени, но позднее ительмены освоили технологию строительства срубов, и балаганы стали использовать в качестве хозяйственных построек.

Догадываетесь ли вы, почему ительменский балаган строится так высоко? Узнайте точный ответ на этот вопрос, заказав индивидуальную экскурсию и побеседовав с хранителем культуры Севера, Сибири и Дальнего Востока. Вы узнаете массу интересного не только о жилищах, но и о быте, обрядах и верованиях коренных народов. До встречи в ЭТНОМИРе! Мы ждём вас!

Коренные малочисленные народы Камчатки — Камчатская краевая библиотека

Бесстрашные морские охотники

Основная часть алеутов живёт на Алеутских островах, островах Прибылова и на Аляске (США). Место компактного проживания российских алеутов – Командорские острова. Не позднее 1825 г. Российско-Американская компания переправила на Командоры с о. Атту 17 байдарок алеутов с семействами для ведения пушного промысла.

В настоящее время с. Никольское Алеутского района Камчатского края является единственным населенным пунктом островов. Самоназвание народа – унаӈан.

Традиционными формами хозяйствования алеутов являлись охота на калана и нерпу, добыча морских котиков и сивучей, отлов птиц, рыболовство и собирательство. Важную роль в морской охоте и рыбалке играла байдарка – каркасная лодка, обтянутая шкурой сивуча. С 1923 г. получает развитие разведение голубого песца и американской норки. Весной алеуты ловили морских птиц и собирали их яйца, а в зоне отлива – моллюсков и водоросли. Летом и осенью – ягоды и съедобные растения.

Жилищем служила «барабора» – видоизмененная традиционная полуземлянка. Каркас из жердей и досок обкладывали дерном. Служивший входом верхний люк превращался в окно, боковая дверь вела в небольшие сени. С 1860-х гг. стали строить американские каркасные дома.

Традиционную одежду – длинную нераспашную рубаху (парку), командорские алеуты шили из грудок топорков и носили по погоде: то перьями внутрь, то наружу. Непромокаемые камлейки с капюшоном, штаны и сапоги-бродни шили из кишок сивучей или котиков. С конца XIX в. в обиход вошли привозная одежда и обувь.

На промысле использовали деревянные шапки-козырьки, а на праздничных представлениях – кожаные шапки с утиными «шеями» и «хвостами». Корзины, циновки и накидки плели из береговой травы.

Все прибывшие на Командоры алеуты были православными, но долгое время сохраняли национальные культурные традиции.

Труднодоступность и изолированность Командор создали условия для сохранения уникальной островной субкультуры.

Выставка-презентация «Командорские алеуты. Бесстрашные морские охотники»

ительменов в России | Проект Джошуа

Введение / История

Ительмены — одна из самых маленьких групп людей на севере, а также одна из самых древних. «Ительмен» означает «житель суши, человек». Впервые название было использовано русскими исследователями Камчатки Стеллером Г. и Крашениниковым примерно в конце 1730-х годов. Еще их называют камчадалами, потому что они живут на Камчатке. Происхождение ительменов неизвестно, но мы знаем точно, что это коренные жители Камчатки.Некоторые люди говорят, что они переехали туда 6000-7000 лет назад из материковой Азии. В 1697 г. численность ительменов составляла 12 680 человек, но в 1738 г. она упала до менее 9 000 человек из-за заразных болезней (оспа и др.).

Ительменский язык не похож ни на что другое; принадлежит к чукотско-камчатской группе палеазиатских языков. Носители языка сокращаются; например, в 1979 г. было записано около 350 человек, говорящих на ительменах, то есть столько же, сколько и в 1959 г. В советский период ительмены получили свою письменность.В 1930 году для северных народов был создан единый алфавит, состоящий из 28 знаков на основе латинского алфавита. В Хабаровске создан ительменский алфавит, состоящий из 27 знаков.

Где они расположены?

У ительменов нет своего округа из-за малочисленности населения; однако они живут в основном между Седанкой и Сопочным на западном побережье полуострова Камчатка. Климат муссонный, средняя температура января -11 ° C, июля + 12 ° C.В 1950-х годах они были собраны в более крупные деревни, потому что колхозы росли.

Какова их жизнь?

Ительмены, как правило, речные рыболовы и охотники за мехом, а все остальное, например охота, второстепенно. Они хранили разные дикие травы и коренья для еды и лекарств. Помимо хранения вещей, они делали сети, ткали циновки и многое другое для домашнего хозяйства. Они также начали следовать примеру русских и начали использовать железные инструменты, рыболовные сети, новую посуду и одежду.Ительмены селились на реке недалеко от своих сородичей с общими промысловыми территориями. Вся одна семья жила бы в полуземлянке. Большинство названий их фортов произошло от названий рек, на которых они были построены. Их лидера называли старейшиной форта. Все решения, касающиеся жизни вокруг форта, всех мероприятий и их празднований, обсуждались в доме старейшин форта. Постепенно они начали мириться с присутствием русских в своих городах; в конце концов у них стали появляться смешанные браки, в результате чего образовалась группа камчадалов.

Каковы их убеждения?

Одно из их религиозных верований — фетишизм: мужчины и женщины носят амулеты в виде идолов. Они также практикуют шаманизм и хотят понять все, включая природные явления и духов, которые живут вокруг них. Когда они почитали этих духов, это было напрямую связано с предположением, что это повлияет на их материальное благополучие. Они поклонялись духу моря, давшему человеку рыбу. В ноябре они проведут празднование «очищения» от духа моря.Они также поклонялись огню, который представляли как святыню. Они верили, что мир вечен, а души бессмертны. Предком, создателем нации считался Ворон (Кутха). Все их верования и знаки играли свою жизненно важную роль. Например, весной старые дома и будки не разбирать, потому что там было много «юколских мотыльков». Также было категорически запрещено спасать тонущих людей или людей, попавших в лавину из-за боязни духов.

Молитвенные пункты

* Священные молитвы за ительменов в России.

* Молитесь, чтобы Он разделил Свое сердце с «жителем суши», послав работников, которые пойдут на это суровое изолированное поле урожая.
* Попросите Его прорваться сквозь завесу тьмы и отчаяния, покоящуюся над ительманом, спасительным светом Его Евангелия.
* Молитесь, чтобы Бог дал им мечты о лучшей жизни со Христом.
* Молитесь, чтобы сегодняшние миссионеры подошли к ительману с мягкостью и уважением, неся Евангелие Иисуса.

Профиль Источник:
Юбилейная Адлета

уроков ительменского

«Sitlhxpk’el», — отмечает Джонатан Дэвид Бобалик, профессор лингвистики Университета Коннектикута, приводя примеры некоторых особенностей ительменского языка. «QsXaj.»

Эти слова несут в себе не только значения «угольков» и «собака», но и честь того, что они существуют в языке, одновременно дразняще богатом и тревожно редком.Ительмены — язык, находящийся под большой угрозой исчезновения.

На этом языке говорят представители коренной этнической группы полуострова Камчатка, а сейчас на нем говорят всего несколько десятков человек. Вместе с международной исследовательской группой Бобалик стремится документировать и понимать язык до тех пор, пока он существует.

Бобалик впервые приехал на Камчатку в 1993 году в качестве лингвистического научного сотрудника профессора Дэвида Кестера. Он вспоминает эту ассистентскую работу как «невероятную возможность», которая познакомила его с языком, который почти не изучался, а регион был открыт для иностранных гостей только два года назад.В течение следующего года он приспособился к жизни в отдаленных камчатских селениях Ковран и Тигил. Это первое продолжительное путешествие на недавно постсоветскую Камчатку, где лосося было в изобилии, но не хватало электричества, положило начало его жизненной работе по исследованию ительменов.

«Изучение лингвистики обнаружило, что за большим поверхностным разнообразием кроется богатая, лежащая в основе общность языков — структур, разделяемых по всему миру», — сказал Бобалик. «Все языки основаны на общем наборе строительных блоков, но то, что делает каждый язык уникальным, — это особый способ, которым он объединяет эти блоки. «

Задокументировав детали максимально возможного количества языков, лингвисты приходят к пониманию того, какие элементы являются фундаментальными для всех. «Особенно важно проверить и уточнить наши гипотезы в отношении таких языков, как ительмены, которые географически и исторически удалены от наиболее хорошо изученных языков мира», — пояснил Бобалик.

Если позволить такому уникальному, далекому и находящемуся под угрозой исчезновения языку, как ительменский, исчезнуть без исследования, это только повредит нашим шансам понять универсальность нашего языкового опыта.Понимая лежащие в основе структуры речи, мы приближаемся к пониманию того, что мы все разделяем.

Этническая община ительменов в настоящее время насчитывает около 3000 человек, большинство из которых выросли и не говорят на этом языке. За последние 20 лет исследовательская группа Бобалика работала над тем, чтобы внести как можно больший вклад в общину ительменов. Пытаясь задокументировать язык старшего поколения, они способствуют изучению языка молодежью, предоставляя учебные материалы и составляя аудио-видео словарь.

Их исследования идут по стопам лингвистических лидеров ительменов, таких как К. Н. Халоимова, которая разрабатывает педагогические материалы с 1980-х годов и дает новым местным активистам возможность продолжить возрождение своего языка.

Одним из членов исследовательской группы Бобалика является Татьяна Дегай, этническая ительменка, работающая над докторской диссертацией по возрождению языка. Дегаи и другие языковые лидеры в ее сообществе продолжают неустанно передавать ительменов новому поколению.

«Ительменский язык и культура удивительно живучи, — сказал Бобалик. «Исследователи предсказывают неминуемую гибель ительменов с момента первого контакта русских с Камчаткой. Степан Крашенинников в 1755 году писал, что ассимиляция ительменов в русскую культуру уже идет полным ходом, но более 250 лет спустя все еще остаются носителями ительменов. и активная группа молодых людей, занятых сохранением и возрождением своей культуры ».

В общинах ительменов по всему полуострову, в Ковране, Тигиле и других местах можно услышать этот язык с доисторических времен Камчатки.

ительменских историй (2010) — Eesti filmi andmebaas

Дом

»Категории фильмов

Трогательный документальный фильм Лийво Ниглас об исчезающих нации и языке.Всего триста лет назад ительменский народ населял долины рек на Камчатке. Из-за эпидемий и колониальной политики количество ительменов резко сократилось; на родном языке говорили лишь в нескольких деревнях. Сегодня около 1400 человек считают себя ительменами. Основные источники существования ительменов — рыболовство и охота на пушных зверей. До 20 века на соболей охотились с сетью. Два ительменских охотника отправляются в долгий путь по территории бывших поселений ительменов, чтобы восстановить древнюю технику охоты.Их …

Директор: Лийво Ниглас

Ключевые слова:
антрополог |
родной язык |
Ительмены |
охотничья собака |
рассказывают охотничьи истории |
охотники |
охотничий домик |
рыбак |
охота |
безнадежность |
Посмотреть все »

Основные данные

Посмотреть все

Производственная фирма (и) МП DOC
Категория фильмов Антропологический документальный
Текст / диалог Русский, FILM_LANGUAGES_ITELMEENI
Субтитры английский, эстонский
Продолжительность 68:58

Первые выпуски

Посмотреть все

  • в кино: 25. 03.1010, Афина Кескус, Тарту, Эстония
  • на телевидении: 4.05.2011, ETV, Эстония

Фестивали, награды, номинации

Посмотреть все

  • Награда
    Международный фестиваль этнологического кино (Белград, Сербия),
    2011, Гран-при

Где правит лосось

Эта история появилась в августовском номере журнала National Geographic за август 2009 года.

Полуостров Камчатка, труднопроходимый и удаленный, представляет собой огромную полосу суши, пронизывающую холодные моря на юго-запад с материковой части северо-востока России. Его береговая линия зубчатая, как острие обсидианового кинжала. Его нагорье возвышается до конусовидных вулканических пиков, засыпанных снегом летом, и до хребтов голых серых скал. Его пологие склоны обиты северной зеленью. Это дикая местность, в которой бурые медведи и белопольные орланы прекрасно себя чувствуют, питаясь жирной рыбой. Около 350 000 человек населяют Камчатский край (его называют государственным регионом), и они тоже сильно зависят от рыбы. Фактически, вы не можете начать понимать Камчатку, не рассматривая один необычный род: Oncorhynchus, , включающий шесть видов тихоокеанских лососей.

С другой стороны, можно было бы также сказать: невозможно понять статус и перспективы Oncorhynchus на Земле, не рассматривая Камчатку, секретную глушь, где нерестится не менее 20 процентов всего дикого тихоокеанского лосося.

Полуостров, хотя и больше Калифорнии, имеет менее 200 миль асфальтированных дорог.Столица — Петропавловск-Камчатский, на юго-восточном побережье, где проживает половина всего населения. Через красивую защитную бухту находится крупнейшая в России база атомных подводных лодок «Рыбачий», в поддержку которой город рос в советские времена, когда весь полуостров был закрытым военным регионом. Путешествовать в большинство других уголков Камчатки по-прежнему сложно для тех, кто не имеет доступа к вертолету Ми-8. Но есть скромная сеть гравийных дорог, и один из этих ветров поднимается вверх по течению вдоль узкого водного пути, называемого рекой Быстрая, посреди южной части Центрального хребта, к рыбоводному хозяйству Малки, комплексу невысоких зданий, окруженных деревьями.

Инкубаторий начал свою работу на Камчатке в 1914 году, на закате царей, но это предприятие было создано всего три десятилетия назад. В холле у входа кто-то повесил плакат на русском языке: «Камчатка создана природой как бы для воспроизводства лососей». Это звучит почти как миф о происхождении, но плакат перечислял некоторые немифические факторы, способствующие этому: вечная мерзлота в основном отсутствует, дожди обильные, дренаж хороший и устойчивый, а из-за изолированности Камчатки от речных систем материка ее реки относительно бедны по сравнению с другими реками. пресноводные рыбы, оставив вида Oncorhynchus , чтобы столкнуться с немногими конкурентами и хищниками.Плакат был правильным. Судя по физическим и экологическим причинам, это рай для лосося.

К сожалению, это не единственные применимые факторы. Шатающаяся постсоветская экономика Камчатки, решения по управлению рыболовством (и политика, стоящая за ними) и то, как эти решения выполняются, определят судьбу камчатских лососевых промыслов, подтолкнув их к будущему, которое находится где-то между двумя крайностями. В течение относительно короткого времени, может быть, лет через десять или двадцать, фраза «камчатский лосось» может стать синонимом рационального управления ресурсами и зеленого бренда, отражая историю величайшего успеха в истории управления рыболовством.Или эта фраза могла бы увековечить самую печальную и бесполезно упущенную возможность сохранения природы начала 21 века. Подумайте: американский аллигатор. Или подумайте: странствующий голубь. В настоящее время ситуация нестабильная.

Жизнь лосося достаточно трудна даже без политики и экономики. Рассмотрим 1,2 миллиона мальков, выпускаемых каждую весну из инкубатория Малки. Примерно пять дюймов в длину после первых месяцев роста, им предстоит нелегкий путь от младенчества до взрослой жизни. Скорее, они сталкиваются с высокой вероятностью ранней смерти.Во-первых, инкубаторий находится примерно в сотне миль (как плавает рыба) от моря. Каждый маленький лосось должен спуститься по реке Быстрая до ее впадения в более крупную реку Большая. Избегая всевозможных пресноводных опасностей на Большой реке, она должна постепенно трансформироваться в другой вид рыбы — смолта, способного к переходу к жизни в соленой воде. Из устья Большой, на западном побережье Камчатки, он должен войти в большой мир Охотского моря, холодный, но питательный водоем между полуостровом и материковой частью России.

Затем в течение периода от двух до пяти лет (в зависимости от вида) эта рыба должна циркулировать через Охотское море или же на юго-восток вокруг оконечности полуострова в просторы Тихого океана. Рыба может путешествовать на тысячи миль, находя в изобилии свою любимую пищу (в основном мелких кальмаров и ракообразных), но сталкиваясь с хищниками, конкуренцией и другими проблемами морской среды. Например, его могут поймать в открытом океане рыбаки, использующие огромные дрифтерные сети, которые ловят все на своем пути.Если он переживет эти годы активного плавания и кормления, он вырастет большим, толстым и сильным. В этом преимущество анадромии (морской жизни): годы океана позволяют быстро расти. Приближаясь к половому созреванию, рыба направляется домой на нерест, используя некоторую комбинацию магнитного зондирования и поляризованного света, чтобы найти путь обратно к реке Большая. От устья он поднимется вверх по течению по запаху, разветвляясь на знакомую Быструю и, наконец, взбираясь по тем же мелким перекладинам того же меньшего притока, по которому до него поднимались его родители.

На каждые две возвращающиеся взрослые рыбы откладываются тысячи икры. В отличие от атлантического лосося или большинства других видов позвоночных, тихоокеанский лосось размножается один раз, а затем умирает. Ученые называют это явление семелпаритностью. Для остальных из нас: воспроизведение большого взрыва. После того, как взрослый особь направляется к своему нерестовому потоку, смерть следует за сексом так же неумолимо, как пищеварение следует за едой. Это стратегия жизненного цикла, сформированная эволюцией на протяжении миллионов лет, которая уравновешивает затраты на каждый нерестовый путь и затраты на репродуктивные усилия для достижения цели максимального репродуктивного успеха. Проще говоря: поскольку вероятность того, что любая рыба выживет на протяжении всего путешествия не один, а два раза, очень мала, тихоокеанский лосось смертельно истощает себя — они размножаются до смерти — при первой же возможности. Зачем что-то сдерживать, если у тебя никогда не будет другого шанса?

Итак, их жизни представляют собой романтическое, но безжалостное повествование. Их процент успеха невелик даже при оптимальных обстоятельствах. Чудо лосося в том, что любому из них вообще удается пройти такой нелегкий цикл.И нынешние обстоятельства на реке Большая и ее притоках — хотя на настенном плакате в Малках этого не сказано — далеки от оптимальных.

Людмила Сахаровская, директор инкубатория Малки, милая женщина со светлыми волосами и в серебряных очках, работает там с начала 1980-х годов. Она училась на биолога в Иркутске, теплом городе на юге центральной части Сибири, прежде чем переехать на восток, в этот суровый форпост в поисках лучшей жизни. Почти три десятилетия она наблюдала — она ​​жила, как заботливая няня, — циклы выращивания, выпуска и возвращения лосося.

«Двадцать лет назад я помню, как много рыбы подходило к этой реке», — сказала она мне через переводчика в ясный летний день, когда мы стояли возле ее ловушек в небольшом притоке. Эти ловушки были конечной точкой для взрослых особей, готовых к нересту, чьи яйца и сперма будут питать операции по вылуплению и выращиванию в инкубатории. «Разнообразие видов», — сказала Сахаровская. «Теперь я их не вижу».

По ее словам, сокращение численности чавычи, Oncorhynchus tshawytscha, было особенно серьезным.Это серебристые существа с глубоким телом и пурпурными отметинами на спине, крупнейшие из всех видов лосося, поэтому их иногда называют королевским лососем. Однажды они пришли большими, царственными стадами. В настоящее время инкубаторий Малки выпускает 850 000 мальков чавычи (а также меньшее количество нерки) ежегодно, но немногие взрослые особи возвращаются. Что их останавливает? Два вида незаконного вылова: перелов ( перелов — русское слово) лицензированными компаниями, которые имеют квоты на вылов, но безнаказанно их превышают, и браконьерство отдельными лицами или небольшими группами, в основном для икры, в укрытых местах вдоль реки. Проблема браконьерства на Камчатке имеет катастрофические масштабы: ежегодно вылавливается не менее 120 миллионов фунтов лосося, большая часть из которых контролируется преступными синдикатами. Директор инкубатория не может решить эту проблему, отметила Сахаровская, а у контролирующих органов, очевидно, нет ресурсов или решимости для этого. Так что только самые удачливые и неуловимые чавычи достигают своей судьбы здесь, на Быстрой. «Мы почти можем пересчитать их по пальцам», — сказала она.

Но дренаж Большой является лишь одной из многих речных систем на полуострове, и рыбоводные рыбные хозяйства не являются репрезентативными для камчатского лосося.Обстоятельства в других местах иные; угрозы, возможности, правила и даже бюрократические структуры меняются год от года. Вся ситуация сложна, как набор из матрешек, кукол: Путин, Горбачев, Брежнев, Сталин. Например, на реке Кол, которая также впадает в западное побережье, нет инкубатория, нет дороги вдоль реки и (пока) нет трагедии истощенных участков. Кол представляет собой великолепную среду обитания, почти не тронутую, и обильные стада дикого лосося, включая все шесть видов: чавычу, нерки, кеты, кижуча, розового и масу.В прошлом году более семи миллионов рыб вернулись на нерест, заполнив Коль так полно, что на некоторых участках лосось был уложен бок о бок, как брусчатка. Кол также имеет еще одно отличие. Постановлением правительства Камчатки в 2006 году эта река (вместе с другим близлежащим ручьем) стала частью Коль-Кехтинского регионального экспериментального лососевого заповедника, первого в мире общесистемного заповедника, созданного для сохранения тихоокеанских лососей.

На северном берегу сейчас находится биостанция реки Коль, группа простых деревянных зданий, служащая базой для двусторонних исследований, полевых операций, проводимых Кириллом Кузищиным из МГУ и его американским коллегой Джеком Стэнфордом из Университета. Монтаны.Кузищин, Стэнфорд и их команда изучают динамику экосистемы Кол. Они надеются ответить на несколько важных вопросов, в том числе: Насколько важен лосось для здоровья всей речной экосистемы?

Кирилл Кузищин — крепкий мужчина с полузащитной шеей, хитрой улыбкой и острым научным мозгом. Его воспитали бабушка и дедушка на подмосковной ферме. В четыре года он поймал свою первую рыбу и все больше увлекался рыбной ловлей; даже сейчас, будучи доцентом кафедры ихтиологии Московского государственного государственного университета, он любит подводить итоги, когда требуется сбор образцов.Один из главных уроков его исследований в области экологии пресноводных вод — то, что река — это больше, чем ее главный канал. «Вся пойма действует как единый организм», — сказал мне Кузищин во время поздней вечерней беседы на станции Коль. Вода течет не только вниз по течению, но и из канала в канал, как на поверхности, так и через подземный водоносный горизонт; листья падают в реку с прибрежных деревьев и кустов, снабжая водных насекомых и микробы пищей и минеральными веществами; целые деревья падают в воду, обеспечивая прикрытие для рыб.«Все связано», — сказал он. «Чем быстрее растут деревья, чем больше они падают в реку, тем больше у нас мест обитания».

Но питательные вещества постоянно теряются из верховьев из-за того же гравитационного притяжения, которое уносит воду, ил и другие материалы вниз по течению. Так почему же эти реки постепенно не теряют продуктивность? Причина — миграция миллионов лососей вверх по течению, пояснил Кузищин. Сами рыбы приносят питательные вещества, такие как азот и фосфор, накопленные за годы пребывания в море, и передают эти драгоценные грузы экосистеме по мере разложения своего тела.Одним из аспектов полевых исследований его и команды Стэнфорда является определение количества питательных веществ в верховьях реки Коль, которые доставляются и повторно доставляются лососем.

Ученые делают это, проверяя определенный изотоп азота, N-15, который относительно редко встречается по сравнению с другими формами азота, но гораздо более распространен в океанах, чем в реках. Высокие концентрации N-15 в воде Кола в течение сезона после нереста и гниения, а также в листьях ивы и тополя, выстилающих берега, отражают тот факт, что лосось приносит питательные вещества вверх по течению.По словам Кузищина, это круговой эффект. Уберите лосося (например, из-за чрезмерного вылова или браконьерства), и сами листья деревьев будут лишены азота. То же самое произойдет с микробами и насекомыми, которые поедают листья. Вся экосистема потеряет питательные вещества, возможно, до такой степени, что она больше не сможет поддерживать большие промыслы лосося, даже если они будут повторно интродуцированы. Он повторил свою экологическую максиму: «Все взаимосвязано».

Джек Стэнфорд высказал то же самое более прямо: «Если вы выловите всю свою рыбу, у вас не будет продуктивной системы.»

Во время полевой экскурсии вверх по течению от станции я лично убедился в плодородии реки Коль. Мы поднялись по основному каналу на моторизованных лодках, затем продолжили путь пешком, преодолевая джунглирующую пойму через густые заросли зеленых растений, высотой в десять футов. высокий, но нежный, как сельдерей, к боковому каналу, где команда будет собирать данные. Кузищин вел вперед, прорубая коридор сквозь растительность. В основном это были однолетние приросты, состоящие из чертополоха, крапивы, пастернака, растения с белыми цветками под названием Камчатка. таволга вместе с некоторыми травами и папоротниками вместе составляет быстрорастущий пойменный комплекс, известный на Камчатке как shelomainik. Наконец мы достигли небольшого источника, подпитываемого источником, и, когда Кузищин и другие подготовились к сбору речных насекомых, водорослей, крошечной рыбы, показаний глубины и потока, а также ивовых листьев для проверки азота, я спросил Стэнфорда: что позволяет всему этому росту травы здесь каждый год за такой короткий вегетационный период?

«Одним словом, — сказал он, — лосось».

Лосось поддерживает человеческую экосистему. У устья Большой в городке под названием Усть-Большерецк местный чиновник Сергей Пасмуров встретил меня в скудно обставленном кабинете за обтянутыми кожей дверьми.Под фотографией Владимира Путина, смотрящего вниз из-за папоротника, Пасмуров сделал откровенный очерк местной истории, что в последнее время было трудным.

В советское время Усть-Большерецк был крупным сельскохозяйственным центром, базой для нескольких крупных совхозов, которые содержали молочный скот и выращивали репу, помидоры и другие овощи в теплицах. Важное значение имела и рыбная ловля, здесь работали два рыбоперерабатывающих завода. Население округа составляло около 15 000 человек, в том числе украинцы, белорусы, иркутские сибиряки — люди со всей территории У.С.С.Р. — а также коренные камчатцы ительменского этноса. Затем так внезапно и резко пришел конец Советского Союза, без которого эти поддерживаемые государством сельскохозяйственные коллективы потерпели поражение. Внезапно возникло незнакомое явление, безработица, и численность населения заметно упала. Производство молочных продуктов упало; овощей стало мало. Пасмуров кратко описал весь каскад изменений и объединил их в одно сложное слово — razvalilsya — которое мой переводчик передал как «разрушение».«Рыболовство стало, из-за отсутствия альтернативы, основным видом экономической деятельности района.

Рыболовство носит сезонный характер, также цикличный, с колебаниями вверх и вниз из года в год. Даже в хороший год река не может поддержать всех Тем не менее, около 20 различных компаний или частных лиц в настоящее время имеют лицензии на промысел поблизости, сказал мне Пасмуров. Количество операторов и квоты, выделяемые каждому, регулируются — но не очень строго — Федеральным агентством по рыболовству. «Это приводит к сокращению. рыба, — сказал он.Год от года тиражи становятся все меньше. Браконьерство тоже играет роль. Большая река, до нее легко добраться по дороге, поэтому ее трудно защитить. Доступ станет еще проще, добавил он, теперь, когда строится трубопровод для транспортировки природного газа с западного побережья в Петропавловск, пересекающий Быструю и десяток других рек (включая Кол, несмотря на ее статус охраняемой территории). По словам Пасмурова, сам трубопровод может быть чистым и герметичным, но дорога, построенная рядом с ним, приведет к увеличению браконьерства, особенно в отношении икры.

Икра — ценная, пригодная для консервирования, портативная — это то, что нужно большинству браконьеров. «Так удобнее, проще спрятаться», — сказал он. «Просто посолите, положите в емкости, спрячьте в лесу». Позже за тайником приезжает грузовик или даже вертолет. Банда браконьеров может за короткое время нанести огромный урон лососю, когда он приближается к нерестилищам, разрезать его, удалить икру, отбросить туши как отходы. Среди их оптовых клиентов могут быть даже некоторые из крупных рыбоперерабатывающих предприятий: отмывание икры для открытого рынка.

То же самое я слышал об икре из других источников, в том числе от бывшего браконьера на Коле, который вспомнил, что в дни, предшествовавшие охране, небольшая бригада могла выловить пять тонн за сезон. На реке может быть 15 таких команд, и каждый человек зарабатывает в десять раз больше, чем он мог бы, работая на законной рыбалке. Выполните арифметику, и вы обнаружите, что по крайней мере 75 метрических тонн незаконно добытой икры лосося (каждая масса икры составляет 20 процентов веса тела самки) составляет более трех четвертей миллиона фунтов незаконно убитой рыбы.Туши этого лосося оставляют медведям и другим падальщикам — да, это краткосрочная выгода для экосистемы, — но каждый пойманный таким образом лосось не оставляет потомства для сохранения выгула.

На низовье Большой я увидел, что лов лосося ведется по закону. Было холодное июльское утро. Десятка мужчин стояли наготове в куликах, шерстяных шапках и резиновых перчатках, когда моторная лодка протянула сеть далеко через русло реки, затем постепенно качнулась вниз по течению и прижалась к тому же берегу, заманивая сотни нерок и кижуча в водный загон. .Мужчины начали перебрасывать сеть обратно вверх по течению, плотнее подтягивая ее к мелководью, загоняя лосося на гравийный пляж. Рыба, большая и серебристая (еще не покрасневшая, как если бы она достигла своего нерестилища), сильно шлепалась, пока некуда было деваться. Мужчины подняли их за хвосты, одного за другим, и бросили в грузовую лодку. Когда эта лодка наполнилась, она отправилась вверх по течению к пристани для разгрузки на грузовик, и ее место заняла другая. В течение получаса с одного набора сети команда выловила, по крайней мере, тысячу фунтов рыбы.

В какой-то момент мужчина поднял за хвост симпатичную рыбу и бросил ее обратно в реку. Мне сказали, что это была самка, идущая вверх по течению, чтобы нереститься, поэтому они не хотели ее убивать. По крайней мере, одна рыба могла бы реализовать свой репродуктивный потенциал. Но будет ли эта операция соответствовать законной квоте — это другой вопрос, о котором мне невозможно судить как стороннему наблюдателю.

Задолго до того, как русские жители Камчатки (которые являются иммигрантами и потомками иммигрантов) стали зависеть от лосося как основы экономики, ительмены и другие коренные жители Камчатки разработали культурные, религиозные и хозяйственные обычаи, основанные на лососе. .Ительмены, в частности, селились на берегах рек, в основном на южных двух третях полуострова, где они ловили лосося с помощью ловушек и плотин. Розовую мякоть сушили, коптили, рыбьи головы ферментировали в бочках. «В этих ферментированных головах было много витаминов», — сказал мне один ительменский старейшина. «Они очистили ваш желудок и все плохое в вашем теле». Ительмены даже почитали бога, известного как Хантай, чьим иконическим изображением было наполовину рыба-наполовину человек. Осенью люди поставили высокого деревянного хантайского идола лицом к реке, принесли ему подношения, а затем отметили праздник урожая, в знак благодарения за пришедшую рыбу и мольбы, чтобы за ней последовали другие.

Возрожденная форма этого древнего праздника проводится каждый год в Ковране, на западном побережье, который сейчас является столицей ительменской жизни. Жители Коврана до сих пор ловят рыбу традиционными методами. Но начиная с советских времен изменилось другое, что поставило под угрозу традиции ительменов, но мало облегчило их тяжелую жизнь.

Ирена Квасова, ительменская активистка, с которой я познакомилась в небольшом офисе на закоулке Петропавловска, рассказала мне, что советская политика требовала, чтобы сельские жители, в том числе ее мать, покидали свои удаленные деревушки и собирались в таких центрах, как Ковран. Там они стали рабочими в колхозах или рыболовецких коллективах — совсем другое существование для людей, привыкших к независимости и живущих за счет земли. Ительмены, правда, получили налоговые льготы, и государство покупало собранные ими папоротники и ягоды, а также дичь, на которую они охотились, по справедливым ценам.

Но в более горячие десятилетия сталинизма советские власти почувствовали необходимость найти «врагов государства». Люди анонимно осуждали своих соседей, иногда просто чтобы уладить недовольство. Собственный прадед Квасовой стал одной из жертв. Гордый ительмен, охотник и рыбак, лидер коллективного совета, он стал жертвой ядовитого письма, арестован и отправлен в лагеря за Магаданом, то есть в район реки Колымы, самый мрачный из всех островов архипелага ГУЛАГ. где он умер.После этого ее семья перестала общаться, даже друг с другом, чтобы не вызывать подозрений.

В 1970-е годы, когда советский режим стал относительно менее зловещим, но более флегматичным, бюрократическим, пришельцы, прибывшие с юга, получили должности и пользовались льготами, в то время как ительмены были маргинализованы в своих собственных общинах. Горбачевская перестройка, за которой последовал крах государства, сопровождаемая оргиастической приватизацией, завершила процесс лишения коренного населения земель, водоемов и живых ресурсов, которыми они владели на протяжении тысячелетий.

Одним из признаков этого прогрессирующего отчуждения является то, что ительмены должны конкурировать с коммерческими российскими рыболовными компаниями за ограниченные квоты на вылов лосося. Ительменов всего около 3500 человек, это один процент от общей численности населения Камчатки. Власть находится в Петропавловске, а не в Ковране, и власть влияет на предоставление квот и рыболовных участков от реки к реке. По словам лидера ительменов Олега Запороцкого, бюрократы, которые предоставляют эти квоты и участки на реке Ковран, были щедры по отношению к коммерческим компаниям, принадлежащим посторонним, ограничивая при этом местных жителей минимальными квотами даже для пропитания.В компаниях работает несколько ительменов, но, как правило, не на более высокооплачиваемых должностях. Кроме того, как пояснил Запороцкий, некоторые ительмены хотят создать свои собственные рыболовно-перерабатывающие кооперативы, которые будут приносить доход сообществу, поддерживать школы и другие учреждения и обеспечивать хорошие рабочие места, которые не позволят людям уйти. .

Сам Запороцкий заключил партнерское соглашение с другими, чтобы купить дизель-генератор для замораживания рыбы, что стало первым шагом на пути к завоеванию доли рынка.«Если мы не создадим какие-то небольшие предприятия, — сказал он мне, — эти поселения не выживут». До сих пор бюрократы отказывались предоставить коммерческие квоты местной группе Запороцкого или какой-либо другой.

На противоположной стороне Тихого океана, некогда огромные участки дикого лосося в Северной Америке (к югу от Аляски) были опустошены — а в некоторых случаях уничтожены — строительством плотин, осушением для орошения, переловом рыбы, загрязнением сельскохозяйственных угодий и т. Д. формы деградации среды обитания, и они были уменьшены генетически из-за зависимости от инкубаториев.У жителей Камчатки есть шанс быть мудрыми и предусмотрительными там, где американцы и канадцы были глупы и беспечны. Чтобы Камчатка стала главным в мире убежищем дикого лосося, не нужно восстанавливать русло ее рек; их нужно только защитить от браконьерства, чрезмерного отлова, разливов нефти и газа, разрушительных и ядовитых горных работ и других форм недальновидной ошибки. Регион также может стать одним из самых богатых экспортных производителей свежего лосося, замороженного лосося и икры.Эти две перспективы не несовместимы; они взаимосвязаны.

Вот почему Камчатский фонд диких рыб и биоразнообразия (WFBF) и его американский партнер Центр дикого лосося (WSC) оказали помощь и поддержку, когда правительство Камчатки создало региональный экспериментальный лососевый заповедник «Кол-Кехта» и почему они поддерживают нынешние усилия по созданию еще одной охраняемой территории для лосося на реке Утхолок к северу. WFBF и WSC также поддержали амбициозное видение добавления еще пяти таких охраняемых территорий — на реках Облуковина, Крутогорова, Колпакова и Опала (все впадают в западное побережье), а также на реке Жупанова (водосток), каждая из которых должна охватывать не только сама река, но ее полный водосборный бассейн, включая верхние потоки, в которых нерестится лосось, и все наземные среды обитания.Эти пять районов вместе с Колом и Утхолоком станут крупнейшим и самым смелым экспериментом на планете по выращиванию диких видов лосося ради них самих и для разумного использования человечеством. И это действительно может произойти — если долгосрочные перспективы управления, основанные на научных исследованиях, наряду с честным управлением, подкрепленным строгим контролем, позволят одержать победу над борьбой инсайдеров за краткосрочную выгоду.

Конечно, некоторые предпочитают старый путь, будь то предприятия с советским вкусом (В.Рыболовный коллектив имени И. Ленина до сих пор работает из большого здания недалеко от набережной Петропавловска) или беспечной частной добычи ресурсов в духе Standard Oil, Anaconda (медь) и Peabody (уголь). История и человеческие потребности лежат на Камчатке. Огромная бронзовая статуя самого Ленина, толстокожего и непримиримого, все еще стоит на площади перед главными правительственными учреждениями. Москва по-прежнему устанавливает курс. Людям, не имеющим работы, по-прежнему нужно есть, а рыбу можно забрать.

Это долгий путь от идеалистических планов к бетонным, хорошо укрепленным защитным сооружениям, точно так же, как это долгий путь от глубокого Тихого океана до гравийных отмелей реки Быстрой.Не могу забыть, что сказала Людмила Сахаровская, когда мы стояли у ручья у инкубатория Малки. Двадцать пять лет вылупления и выращивания рыб, выпуска их на волю и получения все меньшей отдачи сделали ее циничной. Она тоже устала, ей не терпелось получить пенсию и поехать в Иркутск. «Да, у нас сейчас реформы», — сказала она, — во всяком случае, о реформах говорят. Но это только разговоры, формальности. Браконьерство легко сделать, но его трудно предотвратить. Она знает целые поселения в горах, заполненные людьми, которые могут искать легальную работу, но не ищут, которые переживают зиму в ожидании лета, когда они смогут отловить лосося.

Было ли лучше в советское время?

Она думает об этом на секунду или две и осторожно отвечает: «Лучше для рыбы».

Самостоятельное путешествие к коренным народам Камчатки

Коренные жители Камчатки

На полуострове Камчатка проживают шесть коренных народов — коряки, эвены, чукчи, алеуты, ительмены и айны. Ительмены и айны практически ассимилировались с основным русским населением. Советское правительство переселило алеутов на отдаленные и почти недоступные Командорские острова.Чукчи обитают на крайнем севере Камчатки, в прилегающих к Чукотке районах. У Коряков есть свой автономный округ, занимающий северную половину полуострова Камчатка и начинающийся к северу от Анавгая и Эссо. Эвены живут в основном в селах Анавгай и Эссо.

Игорь, эвенский охотник и рыбак из Анавгая. Я провел два дня в тундре с ним и его друзьями по их приглашению.

Некоторые чукотские и корякские оленеводы на крайнем севере Камчатки (особенно в Олюторском и Пенжинском районах Корякского автономного округа) сохранили свой язык, песнопения, традиционную одежду из оленьего меха и шаманскую религию.Дорогие и нерегулярные рейсы обслуживают корякские поселения из Петропавловска-Камчатского, столицы Камчатки, но с юга Камчатки туда нет дорог, и ни один поселок не связан автомобильным транспортом. Зимой же открываются зимники (временные зимние дороги по замерзшим рекам или из утрамбованного снега). От Анавгая 36 часов до города Палана в Корякском автономном округе. Еще больше ведут от Паланы к точкам дальше на север, к самым последним поселениям на Камчатке. По этим зимним дорогам можно отправиться в пеший поход.Летом путешествовать по суше намного труднее: по тундре ползают всего несколько вездеходов, связывающих соседние населенные пункты. Деревни в Корякском автономном округе очень маленькие, и любой, кого вы спросите, будет знать, где находится местная оленеводческая бригада и кто из села, возможно, скоро отправится на снегоходах или санях к оленеводам.

Эвены сохранили меньше своей культуры и очень мало своего языка. Для них оленеводство — это посменная работа, просто чтобы заработать денег.Никто из них больше не носит шкуры из оленьего меха. В наши дни многие живут охотой и рыбалкой. При этом в их деревни Анавгай и Эссо круглый год можно добраться на общественном автобусе из Петропавловска-Камчатского, а их оленеводы по-прежнему кочуют со своими стадами полукочево и живут в юртах в тундре. Они также дружелюбные и веселые, и мы настоятельно рекомендуем их посетить.

Щелкните здесь, чтобы перейти к моему блогу об Анавгае и пребывании с коренными эвенами в тундре.Это 5566 слов и 24 фотографии.

Камчатская кухня

На Камчатке проживает несколько этнических групп, каждая из которых славится своими уникальными блюдами, приготовленными по старинным рецептам. Если бы все эти местные традиционные блюда были поданы за одним столом, им бы позавидовал любой европейский кулинарный фестиваль.

Непревзойденные ительменские рыбаки знают, как лучше всего приготовить красную и белую семгу, а также кету, кижуча и горбушу.Лосось чавычи считается лучшим из осетровых, потому что он самый большой и самый жирный среди них, к тому же у него мало костей. Неслучайно в США и Канаде на другом берегу Тихого океана его называют королевским лососем.

За тысячелетия ительмены изобрели множество способов приготовления улова для будущего использования. Вяленый, сушеный, замороженный, копченый и маринованный лосось всегда невероятно вкусен. Конечно, главный секрет — отличное качество сырого продукта.Ительменский шеф-повар стремится подчеркнуть натуральный вкус рыбы, не испортив его. Вот почему юкола , классическое местное блюдо, имеет столько поклонников. Все, что вам нужно сделать, чтобы приготовить это кулинарное наслаждение, — это разрезать только что пойманную рыбу и выложить ее сушиться на ветру. Забудьте о соли и специях — все, что вам нужно, это лучшая рыба и терпение. Искусственно ускорять этот процесс нельзя. Чтобы не допустить проникновения злоумышленников — медведей в их кочевые лагеря, ительмены всегда создавали специальные сооружения для сушки рыбы — юкольники .

При правильном приготовлении юкола не имеет неприятного запаха, а рыба не распадается в сложенном виде.

Измельчите подготовленную юколу в деревянной ступке, добавьте немного красной икры, красной черники, ягод шикши, кедровых орехов, ивовой травы и щепотку других местных лекарственных трав, и вы получите очень полезную и вкусную пасту, похожую на Nutella. в текстуре. Это любимое блюдо коренных жителей Камчатки называется толкуша . Некоторые заправляют его рыбьим жиром, а другие — растопленным маслом тюленя или луковицами сараны.

Лучшие скотоводы Камчатки, чукчи и эвены, стали мастерами приготовления оленины . Они знают, как извлечь максимум аромата из каждой части тушки. Нежное, но суховатое мясо готовится с добавлением красной черники и ягод меда , чтобы оно получилось сочным. Ягоды и веточки можжевельника придают блюдам особый аромат. Из замороженной оленины готовят строганину — по тому же рецепту, что и с рыбой.

Коряки знают, как улучшить вкус еды, используя местные ягоды и травы.Большинство европейцев никогда даже не слышали о экзотических дикорастущих травах , которые так широко распространены по всему полуострову. Женщины добавляют дикого лука или мороклав к супу кывлимапан , приготовленному из оленьей крови, и к гинытгыну (рыбный порошок) . Дикий лук-порей оживляет вылоты, кислые рыбные головы. Свежий шеломайник (листья и стебли) смешивают с сушеной красной икрой. Подается свежая икра с незрелыми шишками карликовой сосны . Спелые кедровые орехи используются для усиления неповторимого вкуса желе из кожи красного лосося.К кусочкам приготовленного лосося добавляют спелую морошку, ягоды кальяна, чернику и кедровые орехи, чтобы приготовить кылыкил-салат , одно из самых известных и выдающихся корякских блюд.

Русские тоже приехали на Камчатку не с пустыми руками. Тельное стало одним из любимых камчатских блюд. Сегодня это старинное русское блюдо готовят по аутентичному рецепту, немного измененному для новой обстановки. Чтобы приготовить это блюдо, измельчите филе красного лосося вместе с луком, добавьте яйца, муку, сушеные белые грибы и кулинарные растения, затем используйте эту смесь, чтобы сформировать полумесяцы, наполненные картофельным пюре.Камчатское тельное в гарнирах не нуждается — гарнир внутри.

Из любой камчатской рыбы можно приготовить вкуснейшую уху или уху.

Уха — царское блюдо, и каждый, кто хоть раз его пробовал, влюбляется в него. Интересно, что местные рыбаки не уступают первоклассным шеф-поварам европейских ресторанов, когда дело доходит до приготовления уха, потому что у местных поваров под рукой есть лучшие в мире ингредиенты: драгоценная свежая рыба, кристально чистая вода и живой огонь.Приготовление чавычи или красного лосося, использование всей рыбы или только ее жирного живота, добавление картофеля или нет — все это дело вкуса, и всегда есть о чем поспорить. В любом случае успех гарантирован. А колорит настоящей камчатской ухи станет приятным воспоминанием для каждого, кому посчастливилось его попробовать.

Гастрономическое зеркало

Камчатка — это совершенно другой кулинарный мир, и все, что вам нужно сделать, чтобы понять это, — это попробовать несколько национальных блюд.

• Коряки производят ферментированной рыбы вылоты в специальных ямах, вырытых в земле. Ту же технику используют исландцы для приготовления хакарла, традиционного исландского блюда из ферментированной акулы. Внимание! Чтобы попробовать это блюдо, нужно проявить смелость, а обоняние лучше не иметь.

• Жители Камчатки это точно знают: ешьте как можно больше кирилки , если хотите оставаться молодыми.Чтобы приготовить этот салат, отварите рыбу, удалите кости и смешайте со свежесобранной шикшей. Заправляем кирилку тюленьим маслом.

• Чтобы приготовить строганину из оленины , заморозьте заднюю часть тушки оленя. Мясо нарезать тонкой соломкой. Подавать с заправкой, приготовленной из воды, уксуса, соли и перца. Ешьте строганину пальцами, макая каждый кусок мяса в заправку.


• Молодые побеги папоротника часто обслуживают на Камчатке.На вкус они как грибы.


• Сезон сбора урожая дикорастущих растений длится с июля по сентябрь: наслаждайтесь красной черникой, ягодой, морошкой, вороникой и черникой или сохраняйте грибы на зиму.

Доля:

Камчатский напиток №1

Ферментированный и прессованный чай из ивовой травы лучше всего передает неповторимый аромат полуострова Камчатка. Листья ивы собираются вручную и обрабатываются вручную.Они максимально используют короткое северное лето, поглощая огромное количество полезных веществ.

Чукотка, Северо-Восточная Сибирь — родина чукчей

Обзор
Чукотка [Вверх]

Чукотка и Чукотский полуостров:
введение с картами

Знакомство с Чукоткой: путешествия, погода, география, история, экология, этносы — чукчи и
Эскимосский — и др.

Чукотка: подробности о людях, животном мире, ландшафте, новостях, Берингии, которая когда-то связывала Сибирь
и Аляска, путешествия включая фото
туры, много фото

Административный статус Чукотки: автономный округ с 8 районами
Чукотский Автономный округ, его
столица Анадырь

Чукотский автономный округ:
Дальний Северо-Восток России

Эскимосское общество
Чукотский «Юпик» основан в 1990 году с целью объединения народов Чукоты, сохранения
их культура и образ жизни, решение экономических трудностей

География
Чукотки: местность, реки, населенные пункты

Программа наследия Бергинии связывает Аляску и
Чукотские народы, культуры.

Карта
Берингии от сибирской реки Лены до канадской реки Маккензи

Фото
Галереи: 9 фото коллекций пейзажи, растения, дикая природа, люди

Чукотка и Аляска: исторические
график взаимодействия регионов

Экономичный
Разработка на Чукотке в партнерстве с Inupiat на Аляске

Dire
Пролив через Берингов: экономические вызовы последних лет

Чукотка Домашняя страница: бизнес-сайт с картой, новости нефти, с 2001 г.

Вымирающий чукотский язык:
и как люди себя называют
Чукотский язык в том числе
алфавит, произношение

Фотографии чукчей: фотографий Чукоты, дикой природы 1980-1990 гг.
человек

Фотогалерея — Местность Чукотки: от берега в бухте Пловер до вида арктического заката — в серии фото
коллекции деревень, людей, в том числе детей Нового Чаплино,
на собачьих упряжках есть и др.

Путешествие на Чукотку и
Камчатка: со слайд-шоу из 66 фотографий, включая Беринга
Остров в
рассвет, ритуальное место на острове Иттигран с китовым ребром и чукча
семья в
Яндракинот с собакой

Чукотка:
с фотографиями ездовых собак и северных оленей и прописью Анадырь

Карты Чукотки [Вверх]

Карта Чукотского автономного округа: Чукотский полуостров, похожий на нос, в крайнем правом углу, Анадырь
с Марково в центре

Карта Чукотки: относительно Сибири, Камчатки, Аляски

Карта Восточной Сибири: Чукотский полуостров, Камчатка,
Остров Сахалин, Хоккайдо, Алеутские острова и Аляска в контексте

Карта Северо-Восточной Сибири: Карта Чукотки и Камчатки 1882 г.
исторические названия заливов, мысов, рек и деревень

Северо-Восточная Сибирь и Дальний регион
Карта Востока: озеро Байкал, река Амур течет на восток к Сахалину.
Остров в Охотском море, река Лена, текущая на север к морю Лаптевых, другие реки, такие как
Индигирка и Колыма, города Анадырь в устье реки Анадырь на Чукотке, а также
топографическая карта Северо-Востока
Сибирь, с реками, горами, морями и большая версия

Карта
коренных народов Сибири:
с Чукоткой, домом чукчей, чуванцев и эскимосов, вверху справа

Карта Провидения
Район: Сибирский эскимосский анклав в т.ч. Сиреники, точка.
ближайший к С.Остров Лаврентия

Чукотский
Дикая природа: животные и растения
[Вверх]

Птицы Чукотки: с
фотографии залива Чаун на арктическом побережье Чукотки, мыса Дежнева или мыса Ист-Кейп на
Берингов пролив, тундра острова Врангеля и озеро Эльгыгытгын во внутренних районах. Также
птицы Камчатки и Курильских островов южнее

Птицы и морские млекопитающие Берингова моря

Флора и фауна Чукотки: прокрутите вниз, чтобы узнать о растительности и диких животных
Чукотка, ее реки и приграничные моря, включая моржа, лосося

Белые медведи Чукотки и
Аляска: с фото, карта

Олени Чукотки:
сорт установлен около 1000 А.Д.,
хотя приручение оленей, вероятно, началось 5000 лет назад на Алтае

Моржи и киты Чукотки: в том числе тихоокеанские моржи, гренландские киты и белухи, а также морские млекопитающие
другие районы северной части Тихого океана, такие как Курилы, остров Врангеля и др., также на этом
стр.

Чукотский
Регионы [Вверх]

Анадырский р-н

Река Анадырь: фотография широкого и извилистого Анадыря у Снежного, примерно в 300 км к западу от
устье реки

Река Анадырь: главный водораздел трех основных рек Анадырь, Великая и Канчалан,
с основными пробегами лосося.Изображение сушки лосося возле Марково

Анадырский район: села, населенность и география внутренних районов г.
Чукотка вдоль реки, с фото реки

Устье Анадыря
Река и Ново-Мариинск: фотографии конца 1800-х гг.
река и поселок ныне город Анадырь

Чукотка Интерьер и
Тундра

Чукчи
Полуостров Тундра: экосистема
,
фото, а Tundra & Village с фотографиями земли

Снежные горы Чукотки:
с озелененной речной долиной

Тундровый оленевод и фотоколлекция оленей Чукчи.
и некоторая Чукотка

Берингов пролив, Восточный мыс
И Уэленский р-н

«Ледяной занавес тает»
— рассказ о
возобновление контактов эскимосов через Берингов пролив, с картой, показывающей Большой, Маленький
Острова Диомида

Могильник и поселение Эквен —
Уэлен, Чукотка:
это
Участок 500 г. до н.э. — 1000 г. н.э. дает представление о культурах ранних охотников на китов, включая моржовую кость
инструменты, захоронение человека в лодке, погребение собаки. Могильник шаманки Эквен

Провидения и ул.
Остров Лаврентия

Руины дома китового уса: в Аване у Провидения, Чукотка

ул.
Остров Лоуренса:
карт
и фотографии, а Остров Св. Лаврентия

Аллея китовых костей — остров Иттигран

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.