Решающий момент: Кейс «Решающий момент»

Содержание

Решающий момент – Журнал «Сеанс»

В мире нет ничего, что не имело бы
своего решающего момента.

Кардинал де Ретц.

Я, подобно многим другим мальчишкам, с головой ушел в мир фотографии благодаря Box Browniе, который я использовал для моментальных снимков во время каникул. Еще будучи ребенком, я имел страсть к рисованию, которым я, так сказать, «занимался» по четвергам, воскресеньям и тем счастливым дням, когда французские школьники могли не ходить в школу. Постепенно я взял себе за правило как можно больше играть с камерой и визуальным изображением. Тот решающий момент, когда я начал использовать фотоаппарат и думать о нем, положил, однако же, конец поверхностным фотоснимкам по праздникам и глупым дружеским фотографиям. Я стал серьезен. Я начал что-то нащупывать и был всецело поглощен, пытаясь выяснить, куда же меня поведет…

Ну и конечно, тогда мы ходили в кино. Некоторые из фильмов того времени научили меня видеть, смотреть… «Тайны Нью-Йорка» с Перл Уайт; знаменитый фильм Д.  У. Гриффита — «Сломанные цветы»; первый фильм Штрохейма — «Алчность»; «Потемкин» Эйзенштейна и «Жанна Д’Арк» Дрейера — эти работы оказали на меня огромное влияние.

Анри Картье-Брессон. Автопортрет

Позже мне довелось познакомиться с работами Атже. Они стали для меня особенно значимыми и, соответственно, я купил треножник, черное покрывало и фотокамеру из орехового дерева три на чертыре дюйма. Камера — вместо задвижек — была снабжена крышкой объектива, которая снималась и затем надевалась. Таким образом делалась экспозиция. Последняя деталь, конечно же, ограничила мои притязания на мир фотообразов, сведя его до мира статичных объектов. Другие предметы фотографического ремесла казались мне либо более сложными, либо же «любительскими игрушками». И на тот момент я воображал, что относясь к ним с некоторым пренебрежением, я посвящал себя Искусству с заглавной буквы.

Затем я принялся развивать это мое Большое Искусство в собственной ванной. Я находил вполне забавным быть фото-мастером-на-все-руки.

Я ничего не знал о проявке и понятия не имел о том, что одни типы бумаги дают мягкие тона, а другие — контрастные. Я не слишком-то заботился о таких вещах, хотя и сходил с ума всякий раз, когда снимок плохо получался на бумаге.

В 1931 г., когда мне было 22, я поехал в Африку. На Кот-д’Ивуар я купил миникамеру французской фирмы Krauss, каковую мне еще не приходилось встречать. Для нее нужна была 35 мм плёнка, но без перфорации. Где-то около года я снимал на нее. По возвращению во Францию я начал развивать свои умения, что было бы невозможно ранее, когда я жил в глубинке, один, большую часть года, обнаружив, в конце концов, что сырость проникла в камеру и что на все мои фотографии наложились отпечатки какого-то огромного папоротника.

В Африке я подхватил лихорадку и был вынужден лечиться. Я поехал в Марсель. Небольшое пособие позволило мне протянуть еще какое-то время и я с наслаждением работал. Тут-то я как раз и открыл для себя Leica! Она стала продолжением моего глаза и с тех пор я с ней не расставался. Я скитался по улицам, возбужденный и готовый наброситься на что-нибудь этакое, сцапать жизнь «в ловушку» — что называется, поймать момент. Сверх того, я страстно желал ухватить суть всего и сразу в одной-единственной фотографии или в контексте одной-единственной ситуации, готовой развернуться на моих глазах.

Идея сделать фоторепортаж, так сказать, представить историю в некой последовательности картинок к тому времени еще ни разу не посетила меня. И только позже, наблюдая за работой моих коллег и просматривая иллюстрированные журналы, я начал что-то в этом понимать. На самом деле, только выполняя для них заказы, я в конце концов научился, как — шаг за шагом — снимать репортаж на фотокамеру.

Я много путешествовал, хотя мало что в этом понимаю. Обычно, я не прочь уделить этому какое-то время, но не иначе, как делая большие перерывы, чтобы осмыслить вновь обретенный опыт. Каждый раз, приехав в ту или иную страну, я готов чуть ли не остаться в ней, приняв условия тамошней жизни. Я никогда не мог назвать себя особым путешественником.

В 1947 г. пять независимых фотографов, одним из которых был ваш покорный слуга, основали совместное предприятие, получившие название «Magnum Photos».

Оно снабжало нашими фоторепортажами журналы разных стран.

Прошло уже двадцать пять лет с тех пор, как я начал смотреть на мир через мой видоискатель. Но мне все еще кажется, что я любитель, пусть даже и не дилетант.

Фоторепортаж

Что такое по сути фоторепортаж, история в фотографиях? Порой один-единственный снимок может обладать такой композиционной силой и глубиной, настолько лучиться смыслом, что он сам по себе уже целая история. Но такое случается редко. Элементы изображения, которые, в совокупности своей, способны буквально искры высекать из объекта изображения, часто рассеяны — как в пространственном, так и во временном отношении; и сочетание их вместе, посредством чьей-то воли, — это целая «сценическая постановка», и, я бы даже сказал, жогнлерство. Но если это и возможно — поймать в фотообъектив «самую суть», равно как и заставить предмет изображения излучать внутренний свет, то вот это и есть фоторепортаж; и расположение на странице газеты или журнала помогает свести воедино элементы, разбросанные по разным фотографиям.

Анри Картье-Брессон. Похороны Черчилля, 1955

Фоторепортаж предполагает некую операцию, которая производится одновременно зрением, сознанием и чутьем. Цель подобной операции состоит в том, чтобы отразить содержание некоего события в процессе его разворачивания и сообщить впечатление от него. Порой одно-единственное событие может содержать в себе крайне богатый, многогранный, неоднозначный смысл. И тогда нужно углубиться во все сопутствующие ему обстоятельства, чтобы ухватить стоящую за ним проблему . Ибо мир всегда в движении и ты не можешь застыть в своем отношении к тому, что изменчиво и подвижно. Иногда ты в считанные секунды понимаешь смысл изображенного на картинке, а иногда на это уходят часы, дни… Но готовых схем или образцов работы не существует. Ты всегда должен быть начеку: твой мозг, глаза, сердце; тело же должно быть подвижно.

Вещи-в-себе дают такое обилие материала, что фотограф должен удерживать себя от соблазна охватить все на свете. Нужно отсекать от грубого камня жизни, отсекать и отсекать, но избирательно, осторожно. Работая над изображением, фотографу следует иметь ясное сознание того, что именно он делает. Порой возникает чувство, что ты уже снял самую удачную фотографию некой ситуации или сцены. Тем не менее, ты все еще судоржно снимаешь, так как не можешь с уверенностью предугадать, как она развернется в следующий момент. Остановиться можно только в том случае, когда подмечаемые тобой детали уже далеки от сути происходящего. В то же время, важно избегать механической съемки и не обременять себя бесполезными снимками, захламляющими память и порочащими достоверность репортажа в целом.

Работа памяти очень значима, особенно когда нужно помнить о всех тех снимках, которые ты только что снимал со скоростью разворачивающихся событий. Фотограф должен быть уверен (пока он еще свидетель события), что не оставил никаких пустот, что ему действительно удалось передать смысл сцены в ее полноте. Ибо потом будет слишком поздно: он никогда не сможет повернуть время вспять, чтобы отснять ее заново.

Для фотографов существует два типа отбора фотографий и каждый из них может привести к сопутствующим разочарованиям. Есть отбор, который мы осуществляем, глядя в объектив. А есть другой, который мы проделываем над снимками, когда они уже проявлены и отпечатаны. После проявки и печати ты должен отделить лучшие снимки от просто хороших. Но если уже слишком поздно, ты вдруг с ужасающей ясностью осознаешь, в чем именно была ошибка. И в этот момент ты нередко вспоминаешь предательское чувство, посещавшее тебя во время съемок. Было ли это чувство сомнения, вызыванное неопределенностью происходящего? Или сказался определенный физический разрыв между тобой и происходящим? Или же ты не связал некую деталь со всей сценой в целом? Или же оказалось (и вот это чаще всего!), что стекло объектива отсырело, глаз сморгнул и т. д…?

Каждый раз, под тем или иным углом нашего зрения, пространство может обретать объем и разворачиваться, ширясь до бесконечности. Пространство, в момент присутствия, воздействует на нас с большей или меньшей интенсивностью, а после оставляет нас наедине с нашей памятью и ее метаморфозами. Из всех средств визуального выражения фотография есть единственное, которое навечно фиксирует одновременно точный и мимолетный момент. Мы, фотографы, имеем дело с преходящими вещами, и уж если они остались позади, то никакие ухищрения не заставят их вернуться обратно. Мы не можем проявить и распечатать память. Писатель имеет время подумать. Он может принять и отклонить мысль, а затем снова ее принять; и до того, как он вверит свои мысли бумаге, он способен связать несколько элементов воедино, разобрать и пересобрать их. Есть также период, когда его сознание «забывает», а его подсознание работает над организацией своих мыслей. Но для фотографов, что произошло — произошло навсегда. Вот откуда неудобство и сила нашей профессии. Мы не можем переписать нашу историю, вернувшись вечером домой. Задача фотографа — воспринять реальность, почти одновременно «записывая» ее в записную книжку, каковой является наша камера. Мы не должны ни манипулировать реальностью во время съемки, ни подтасовывать результаты нашей работы в фотолаборатории. Эти уловки ясно различит любой наметанный глаз.

Снимая фоторепортаж, мы не можем не чувствовать себя игроками, вовлеченными в весьма рискованную игру. Какую бы историю мы ни снимали, мы так или иначе оказываемся в ней незванными гостями. Важно, поэтому, уметь подкрасться к сцене на цыпочках — даже если мы снимаем натюрморт. Бесшумный ход, орлиный взор — вот чем мы должны обладать! Никакой суеты или давки — не надо создавать толпу! И не злоупотребляйте вспышкой (если только не из желания поймать местное освещение), даже когда другого света вам не дано. Если фоторепортер не сможет настроить себя должным образом, он рискует прослыть отчаянно агрессивным типом.

Анри Картье-Брессон. Турецкий часовщик, 1964

Наша профессия так сильно зависит от отношений, которые складываются между фотографом и людьми-объектами его фотографий, что неудачный контакт, неверное слово или оценка могут все испортить. Если человек, о котором делают репортаж, в личностном отношении сложен, наша психологическая тонкость должна проникнуть за те кулисы, куда камере вход закрыт. Нет готовых схем, для каждого случая требуется свой подход и непритязательность со стороны фотографа, хотя бы он и был лицом к лицу с объектом съемки. Реакции людей на фотосъемку разнятся в зависимости от страны или социальной группы. На Востоке, например, нетерпение фотографа — или вообще кого-то, у кого «время не терпит» — может показаться смешным местному населению. Если ты выдал свои намерения, хотя бы распаковав фотометр, единственное, что следует сделать, — это на время забыть о фотографии и любезно разрешить детишкам путаться у тебя под ногами.

Объект изображения

Все в мире, равно как и в нашей частной микровселенной, может стать объектом фотоизображения. Мы не можем устранить это «что-то», что цепляет наш взгляд — оно повсюду. Нам следует только ясно понимать, что происходит вокруг нас, и быть честными в отношении собственных чувств.

Объект изображения не складывается из совокупности фактов — сам по себе факт мало интересен. Однако же, работая с фактами, мы можем понять лежащие за ними закономерности и более точно выбрать те самые существенные из них, что сообщают нам реальность происходящего.

Анри Картье-Брессон. Игорь Стравинский

В фотографии малейшая деталь может стать предметом нашего внимания. Незначительное, момент человеческой жизни вдруг оказывается лейтмотивом фотографии. Мы видим и изображаем мир вокруг нас, но он и сам по себе событие, порождающее органические ритмы форм.

Есть тысяча способов отсеять наносное в том, что нас зацепило, — позвольте мне не перечислять их, оставив эти горизонты своим читателям…

Существует целая область изобразительного искусства, куда больше не ступает нога живописцев. Некоторые связывают это с изобретением фотографии. Как бы то ни было, это случилось: фотография захватила часть чужой территории, заступив на нее посредством фотоиллюстрации.

Речь идет об одном из видов изображения, презренном сегодняшними художниками, — портрет. Сюртук, военная фуражка, лошадь — этот образ отторгается ныне большей частью академических художников. Застегнутые на все пуговицы викторианского портрета, они чувствуют себя удушающе. Но для фотографов (возможно, потому, что — в отличие от художников — нам удается ухватить нечто более мимолетное и менее долговечное) это скорее занимательно, чем раздражающе, — ведь мы посягаем на жизнь во всей ее непосредственной данности.

Люди не чужды желанию увековечить себя в портрете, и они выставляют потомкам свои лучшие фасы и профили. К этому желанию, однако же, примешивается и страх черной магии; смутное чувство того, что, позируя художнику-портретисту, они отдают себя на откуп колдовским чарам.

Одна из самых изумительных вещей в портрете — это его способность выявлять единообразие рода людского. Неизменность человеческого облика так или иначе проходит через все внешнее, что создает его образ (даже если это выражается только в случайной ошибке). Так, рассматривая семейный альбом, мы нередко принимаем маленького дядю за его племянника. Если фотограф претендует на то, чтобы добиться истинного портретного сходства — а ведь человек это всегда и внешнее, и внутреннее! — необходимо, чтобы объект съемки оставался в нормальных для него условиях. Мы должны считаться с той атмосферой, к которой человек привык, и суметь включить в портрет естественную для него среду обитания — ибо человеку свойственно привыкание к ней не менее, чем животному. Более того, нужно сделать так, чтобы позирующий забыл о камере и о том, кто ею орудует. Сложной техники, прожекторов и множества других вещей из металла вполне достаточно, на мой взгляд, чтобы птичка уже не вылетела.

Что может быть мимолетнее и неуловимее выражения человеческого лица? Первое впечталение, произведенное тем или иным лицом, нередко оказывается самым верным; но фотограф всегда тщится передать реальность этого первого впечатления, «сживаясь» на время с объектом изображения. Решающий момент съемки и психологические аспекты фотопортрета не менее значимы для успешной работы, чем положение камеры. Мне кажется, было бы чертовски сложно фотографировать людей, которые, подобно меценатам, заказывают свои портреты и платят за то, чтобы камера льстила им. И вот мы уже так далеки от реальности изображаемого! Поэтому в то время, как позирующий полон подозрений в объективности камеры, фотограф должен оставаться проницательно психологичен в понимании того, кто ему позирует.

Также верно, что некоторое сходство может проглядывать во всех портретах, сделанных одним и тем же фотографом. Последний ищет тождетсва изображения с позирующим и вместе с тем пытается сообщить портрету собственное чувство реальности. В истинном портрете Вы не найдете ни льстивых прикрас, ни гротескных картикатур, но только глубокое и точное отражение индивидуальности.

Громоздким монументальным портретам я неизменно предпочитаю эти маленькие фотоудостоверения личности, что наклеиваются — картинка к картинке, ряд за рядком — в окошках «фото на документы». По крайней мере, именно в этих лица что-то не дает мне покоя, какое-то простое фактологическое свидетельство в них — вместо искомого всеми художественного, поэтического воплощения нашего образа.

Композиция

Если фотограф намерен передать объект изображения во всей его яркости и глубине, отношение его частей между собой должно быть четко продумано. Фотограф вписывает свойственное ему чувство ритма в мир реальных вещей. Что делает глаз — так это отыскивает и фокусируется на каком-то особом предмете из нерасчленимой массы существующего; что делает камера — так это просто запечатлевает на пленку выбор, осуществленный посредством глаза. Мы смотрим на результат этого выбора и воспринимаем фотообраз. Подобным же образом мы воспринимаем живописное полотно, когда нам бывает достаточно одного взгляда, чтобы уловить всю полноту изображенного. В фотографии композиция представляет собой результат одновременного сочетания, органической взаимосвязи различных элементов, улавливаемых глазом. Отдельно взятый элемент ничего не добавит к композиции, как если бы это была своего рода запоздалая мысль, наложенная на основной сюжет. Так, невозможно отделить содержание от формы. Композиция должна быть, в этом смысле, необратимостью себя самой.

Анри Картье-Брессон. Стамбул, 1964

В фотографии существует особого рода пластичность изображения. Она производится непосредственной траекторией движения того, кто будет запечатлен. Мы работаем в унисон с движением, как если бы мы были в этом предчувствием самой жизни в ее следующий момент. Но внутри движения есть одно состояние, когда движущиеся элементы пребывают в гармонии. Фотография должна суметь прорваться к этому состоянию и запечатлеть его хрупкое равновесие в статике.

Взгляд фотографа то и дело переопределяет пространство. Фотограф может добиться сочетаемости линий, просто сдвинув голову на какую-то долю миллиметра. Слегка присев, он может изменить перспективу. Придвигая и отодвигая камеру от объекта изображения, он придает деталь объем — и тогда она либо подчиняется движению его мысли, либо берет верх над его пространственным воображением. Но в реальности создание картинки занимает у него почти столько же, сколько и время нажатия на кнопку.

Иногда бывает так, что ты тянешь время, откладываешь, ждешь, что что-то случится. Иногда возникает чувство, что у тебя есть все на этом снимке, кроме того единственного, что ты никак не можешь поймать. Но что это «одно-единственное»? Возможно, кто-то внезапно попадает в твой зрительный ряд. Ты следуешь объективом за его перемещениями. Ты ждешь и ждешь, а затем, наконец, жмешь на кнопку — и уходишь с чувством (хотя и не знаешь, почему), что тебе действительно удалось что-то уловить. Затем ты печатаешь снимок и определяешь положение геометрических фигур. И вот, если объектив был должным образом настроен в решающий момент, ты понимаешь, что инстинктивно зафиксировал тот геометрический каркас, без которого фотография была бы равно бесформенной и безжизненной.

Композиция должна быть одним из объектов нашего неусыпного внимания. Но на момент съемки она может диктоваться нашей интуицией, так как мы пытаемся ухватить неуловимое, а все присущие этому отношения подвижны. Золотое правило гласит: два единственных компаса, которые есть у фотографа в распоряжении, — это его глаза. Любой чисто геометрический анализ, любое сведение фотоснимка к голой схеме (и это в самой природе фотографии!) может быть сделано только после того, как фотография отснята, проявлена и распечатана. Но и тогда она может быть использована исключительно для «посмертного» анализа изображенного. Я надеюсь, не наступит тот день, когда фотомагазины начнут продавать маленькие схемки-клише для наложения на наши объективы; и пусть это золотое правило никогда не выгравируют на них.

Если ты начинаешь обрезать или форматировать хороший снимок — это смерть для внутренней геометрически сложившейся драматургии пропорций. Кроме того, крайне редко случается, чтобы фотографию со слабой композицией могла спасти реконструкция под фотоувеличителем в лаборатории. Целостности видения уже не будет. Часто говорят о различных углах наклона камеры. Но думается, единственно верные ракурсы в реальности — это сама внутренняя геометрическая композиция рисунка, а не ракурсы, сфабрикованные фотографом, который падает плашмя на живот или выделывает другие па, дабы произвести эффект.

Цвет

До сих пор в разговоре о композиции мы имели в виду исключительно один, столь символический цвет, — черный. Черно-белая фотография — это, так сказать, формотворчество. Ей удается удается передать все цветовое многообразие мира через абстрактые черный и белый, и это оставляет возможность выбора.

Цветная фотография сталкивается со множеством трудностей, которые сегодня весьма трудно разрешить, а иные трудно и предвидеть по причине их сложности или технического отставания. Как следствие, фотографы, использующие цвет, склонны обращаться скорее к статичным объектам или же использовать невыносимо яркий искусственый свет. Низкая светочувствительность цветных пленок размывает четкость фокусировки в крупных планах, делает фотографию композиционно невыразительной; а расплывчатый фон в цветных фотографиях просто не позволяет воспроизвести контрасты.

Цветные диапозитивы выглядят порой довольно привлекательными. Но затем в дело вступает гравер; и найти полное взаимопонимание фотографа с гравером так же желательно, как и в литографии. Наконец, есть бумага и краски — что одна, что другие могут вести себя, как заблагорасудиться. Порой фотограф, работающий с цветом, демонстрирует в глянцевых журналах нечто, что порождает впечатление неудачно произведенного анатомического вскрытия.

Это правда, что цветные копии изображений и документов уже достигли определенной аутентичности оригиналу; но когда цвет претендует на то, чтобы отражать саму жизнь во всех ее красках, это уже совсем другое дело. Мы сейчас в самом детстве цветной фотографии. Но это не значит, что надо перестать интересоваться этим вопросом или сидеть, сложа руки, пока совершенная цветная пленка сама не упадет нам в камеры, услужливо оснащенная талантом применить ее по делу.

Несмотря на то, что трудно с точностью предугадать, как развитие цветной фотографии отразится на фоторепортаже, кажется несмоненным, что к этому нужно относиться принципиально иначе, чем к фотографии черно-белого типа. Лично я почти опасаюсь, что это сложное нововведение может помешать уловить тот самый жизненный нерв, который так часто схватывается черно-белым изображением.

Чтобы действительно совладать с цветной фотографией, мы должны владеть искусством обращения с цветом. И вот это-то и дает нам свободу выражения в рамках тех законов, что заповедали нам еще импрессионисты и от которых не может уклониться даже фотограф. (Например, закон соположенных контрастов, который заключается в том, что каждый цвет придает пространству вокруг себя дополнительный оттенок; или тот закон, что если два цвета содержат в себе третий, общий для них обоих, то если положить эти два тона рядом, они дадут один и тот же разбавленный оттенок третьего; или же тот закон, что два дополнительных цвета, соседствуя, подчеркивают друг друга, но при наложении одного на другой будут друг друга обесцвечивать и т.д.). Нанесение природных цветов на поверхность печатной бумаги порождает крайне сложные и противоречивые проблемы. Некоторые цвета поглощают свет; другие, напротив, отражают его. Поэтому одни цвета делают объект оптически меньше, другие — больше. И мы должны уметь верно настроить цветовую гамму. Ведь краски, которые в природе обретают себя в объемном пространстве, требуют совсем иного расположения на гладкой поверхности бумаги — будь это поверхность фотографии или живописного полотна.

Трудности, связанные со съемкой «на месте», заключаются в том, что мы не можем контролировать движение нашего объекта; в том же, что касается репортажей с цветными фотографиями, мы не можем контролировать и внутреннюю цветовую драматургию происходящего. Было бы несложно продолжить этот список, но я совершенно уверен, что развитие фотографии повязано с развитием фотографической техники.

Техника

Беспрерывные открытия в области химии и оптики значительно расширяют поле нашей работы. Мы вольны применять или не применять к нашей технике, усовершенствуя фотоискусство, но с другой стороны, существует целый ряд техноидолов.

Техника важна только в той мере, в какой ты должен овладеть ею, чтобы передать свое видение реальности. Твоя личная техника должна создаваться и использоваться на практике исключительно с целью эффективно воплотить твое видение на пленке. Но значимы здесь только результаты и неопровержимое доказательство этому приходит только в готовых снимках; в противном случае, конца бы не было росказням фотографов обо всех фотографиях, которые они вот-чуть-было-не-сняли — но которые есть только своего рода неутихающая ностальгия по неслучившемуся.

Выпуски наших фоторепортажей осуществляются всего лишь около тридцати лет. Этот вид деятельности набрал силу благодаря распространению упрощенных моделей фотоаппаратов, более светочувствительных линз и высокочувсвительных мелкозернистых пленок, производимых для киноиндустрии. Камера для нас — инструмент, а не забавная механическая игрушка. Быть может, предельно четкое действие механического объекта компенсирует нам беспокойство и неопределенность наших ежедневных усилий. Как бы то ни было, люди думают куда как больше о технике, чем о собственном видении вещей.

Достаточно, чтобы фотограф чувствовал себя комфортно с камерой и чтобы в работе она соответствовала его ожиданиям. Обращение с фотоаппаратом, диафрагмой, выдержкой и тому подобное — все это должно производиться так же автоматически, как и переключение скорости в машине. Углубляться в детали или раскрывать иную из этих операций, пусть даже самую сложную, не входит в мои задачи. Ибо все это с мельчайшими подробностями изложено в учебниках, которые изготовители по традиции прилагают к фотокамерам и славному рыжему кофру из телячьей кожи. Если камера и представляет собой чудесное техническое приспособление, нам не следует задерживаться на этой стадии, по крайней мере, пытаясь размышлять о природе фотографии. То же относится и к «как да почему» относительно процесса проявки в темной комнате фотолаборатории.

Если мы работаем с фотоувеличением, важно правильно «переписать» параметры (яркость и тональность) реального времени съемки; или даже изменить снимок так, чтобы сделать его сообразным намерениям фотографа во время съемки. Также необходимо перопределить соотношение, которое глаз привычно устанавливает между светом и тенью. И вот именно по этим причинам заключительный этап создания фотообраза приходится на темную комнату фотопроявки.

Меня не перестает удивлять, как некоторые люди относятся к фотографической технике — этакая расхожая и ненасытная жажда резкости и отчетливости изображения. Можно ли назвать эту страсть идеей фикс? Или же эти люди надеются таким вот трюком «trompe d’oeil»1 схватить реальность за самое горло? В любом случае, они так же далеки в этом от реальных проблем, как и новое поколение фотографов, которые тщятся сдобрить все свои забавные фотоистории намеренной размытостью, тут же выдавая ее за «художественность».

Заказчики

Камера позволяет нам вести своего рода визуальную хронику. Для меня это самый настоящий дневник. Мы, фоторепортеры, в спешке насыщаем мир информацией, а мир взвешивает ее со всеми своими предубеждениями, склонный к какофонии, жадный до новостей в картинках. Мы, фотографы, снимая репортаж, неизбежно выносим суждения и оценки тому, что видим, и это предполагает большую ответственность. Наше дело, однако же, зависит от результатов работы издательства и типографии, поскольку мы, подобно мастеровым, поставляем иллюстрированным журналам сырой материал нашего ремесла.

Анри Картье-Брессон. Лондонская фондовая биржа, 1955

В моей биографии это был воистину сильный эмоциальный опыт, когда я продал свою первую фотографию (французскому журналу «Вю»). Это было началом долгого содружества с журнальным миром. Именно они, журналы, собирают для нас публику; и они знают, как подать репортаж именно так, чтобы это соотвествовало замыслу фотографа. Но иногда, к несчастью, они искажают наше добрые намерения. Ведь эти последние рискуют обернуться заложником вкусов и требований журнала.

Комментарии в фоторепортаже должны обрамлять картинку вербальным контекстом и отсылать к той закадровой реальности, до которой камера не смогла добраться. Но бывает, увы, и так, что «ошибки» редактора обнаруживаются не только среди обычных опечаток или ляпсусов. Ведь их-то как раз читатель и может подсознательно отнести на счет фотографа.

Снимки проходят через руки редактора и верстальщика. Редактор делает нарезку из тридцати или около того кадров, из которых монтируется типовой репортаж. (Это похоже на то, как если бы он дробил текст статьи на кусочки с целью превратить его в серию цитат-афоризмов!). Ведь репортаж, подобно роману, может бытовать в различных формах. Снимки, отобранные редактором, должны уместиться на пространстве двух, трех, четырех страниц, сообразно злободневности материала или же в зависимости от выделенного для печати объема.

Великое искусство верстальщика заключается в его умении выбрать из этой груды ту единственную фотографию, которая достойна страницы или даже разворота; в его видении, куда поместить маленький снимок, который послужит связующим звеном всей истории. (Фотографу, когда он снимает ту или иную сцену, следует заранее подумать о том, чтобы его снимки легли на разворот журнальной страницы как можно лучше). Верстальщик нередко вынужден обрезать снимок так, чтобы оставить только его наиболее значимую часть, — ведь он видит, как выглядит страница или же разворот в целом, которые превалируют над всеми деталями в отдельности. Сложно сказать, что работа фотографа более значима, чем работа верстальщика, который — в случае удачи — чудесным образом представляет его произведение, придавая его истории смысл и значение; дает ей пространство, на котором картинка обретает соответствующие ей обрамление и место и где каждая страница обладает своей особенной архитектоникой и ритмом.

Но помимо журнальных публикаций, существует множество способов выставлять наши фотографии на обозрение. Например, выставки. Или книги, которые представляют собой своего рода постоянные экспозиции…

Я немного затянул с моим рассуждением, но речь шла только об одном типе фотографии. А их много. Разумеется, покоящиеся в глубинах бумажников моментальные снимки, глянцевые рекламные каталоги и ряд других вещей — все это фотография. Я не пытаюсь дать здесь всеобщее исчерпывающее определение фотографии. Я пытаюсь только определить это для себя:

Для меня, фотография это одномоментное, в долю секунды, опознавание значения того или иного события, равно как и точная организация тех смыслоформ, которые позволяют этому событию себя выразить.

Я полагаю, что открытие внутреннего мира какого-то человека сопряжено с открытием мира внешнего, который может не только воздействовать на нас, но и быть объектом нашего воздействия. Нужно найти равновесие между этими двуми полюсами — миром внутри и вовне нас. Вследствие постоянного обменного процесса и взаимодействия между ними оба эти мира образуют единое целое. И именно это новое единство мы должны уметь сообщить другому.

Но это касается только содержания картинки. Для меня, содержание не отделимо от формы. Под формой я подразумеваю строгую организацию поверхностей, очертаний и смыслов. Именно в этой организации наше концептуальное видение реальности и ее эмоциональное переживание становятся конкретными и доступными другому. Только из глубокого, развитого чутья может возникнуть тогкая и точная визуальная организация смысла.

Перевод с английского Татьяны Вайзер

Читайте также

Решающий момент в фотографии — Photar.ru

Понятие решающего момента в обиход ввёл Анри Картье-Брессон. Он является основателем жанра репортажной фотографии. Именно в репортажной съёмке очень важен момент, в который будет сделан снимок. В постановочной фотографии такого нет. Вы всегда можете попросить модель занять ту или иную позу, подстроить освещение и сделать несколько снимков без особой спешки. Если же вы снимаете что-то, что не зависит от вас, будь то прохожие, спектакль или животные, то момент съёмки очень важен, так как если он будет упущен, второго шанса не предоставится.

Для репортажного фотографа важно видеть, как обстановка изменится через секунду. В этот момент нужно быть готовым к фотографированию. Следите за движением людей, возникающими у них на пути преградами, повадками животных.

Медлить нельзя. Доля секунды и момент упущен.

Одно событие может быть не столь эффектным, как взаимодействие нескольких персонажей. Когда в кадре сойдутся и займут своё место все участники событий, тогда и нужно успеть сделать снимок. Медлить нельзя. Доля секунды и момент упущен.

В такой работе полагаться нужно только на свою интуицию и способность наблюдать. Следите за событиями, предугадывайте возможные варианты взаимодействия людей и животных, подбирайте удачный ракурс. Сцена, созданная в кадре и сфотографированная в решающий момент станет примечательной и интересной для зрителей.

Для примера рассмотрим снимки самого Анри Картье-Брессона:

Улица Rue Mouffetard, Париж, 1952.

Снимок наполнен эмоциями мальчика. Мы можем лишь догадываться что и куда он несет, но именно это заставляет нас размышлять над сюжетом. Выражение лица парня привлекает внимание, но почему он так доволен… Каждый сам для себя найдёт свой ответ.

Ребенок, освобожденный из концлагеря, Дессау — Германия, 1945.

Этот снимок не столь радостный. Ребёнок, одетый в то, что можно было найти идёт по улице. Мы даже не знаем, есть ли у него дом. Куда он идёт. Что ему пришлось пережить и что ждёт в будущем.

Снимок демонстрирует как две пожилые женщины увлечённо общаются или спорят. Их взаимодействие цепляет своей энергетикой. собака делает фотографию более интересной тем, что она тоже включена в это взаимодействие. Это действительно хороший пример решающего момента, так как в следующее мгновение собаку что-то могло отвлечь и фотография приобрела бы уже другой смысл.

1952г

И ещё несколько примеров работ Брессона, которые вы можете проанализировать самостоятельно:

Дети, играющие в ковбоев, Рим — Италия, 1951. В поезде, Румыния, 1975.Йер — Франция, 1932.Без названия, 1969

Фотар в социальных сетях: Facebook, Вконтакте и Telegram

comments powered by HyperComments

Решающий момент — Дементьев. Полный текст стихотворения — Решающий момент

Решающий момент — Дементьев. Полный текст стихотворения — Решающий момент

Андрей Дементьев

Как горько обмануться в друге!
Как больно после стольких слов
Душой почувствовать засов,
Которым щёлкнули в испуге,
Чтобы в решающий момент
В ответ на преданность и битвы
Воздать привычный комплимент,
И посчитать, что этим квиты.
Когда свой собственный престиж
И свой покой всего дороже…
Что ж ты от боли не кричишь?
Или кричать уже не можешь?
А может, снова всё простишь…

Теги:

{«storageBasePath»:»https://www.culture.ru/storage»,»services»:{«api»:{«baseUrl»:»https://www.culture.ru/api»,»headers»:{«Accept-Version»:»1.0.0″,»Content-Type»:»application/json»}}}}

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура. РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура. РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Пожалуйста подтвердите, что вы не робот

Войти через

или

для сотрудников учреждений культуры

Системное сообщение

Ошибка загрузки страницы. Повторите попытку позже, либо воспользуйтесь другим браузером.
Спасибо за понимание!

Мы используем сookie

Во время посещения сайта «Культура.РФ» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Подробнее.

Судьба дизельных автомобилей в Германии: наступает решающий момент | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW

Можно по-разному относится к тому, что происходит сейчас в Германии вокруг легковых автомобилей с дизельными двигателями. Одни считают, что идет «война на уничтожение» весьма успешной технологии, другие воспринимают происходящее как «битву» за чистый воздух и здоровье людей. В любом случае в этих «боевых действиях» вскоре произойдет коренной перелом.

5 сентября административный суд в столице земли Гессен Висбадене обязал власти Франкфурта-на-Майне ввести широкомасштабный запрет на въезд в город дизелей. Это решение резко обострило ситуацию и требует от правительства ФРГ незамедлительного принятия кардинальных решений на национальном уровне.

«Дизельный саммит»: на что были готовы автоконцерны

Коротко суть проблемы. Во многих крупных городах Германии есть отдельные районы, где уровень загрязнения воздуха вот уже ряд лет значительно превышает допустимые нормы. Речь идет, прежде всего, о крайне вредных для человека оксидах азота, которые в атмосферу выбрасывают главным образом автомобили с дизельными двигателями. Поэтому экологи начали через суды добиваться решений, обязывающих городские власти обеспечить выполнение предписанных законом нормативов, что чаще всего предполагает введение запретов на въезд в город (или в определенные его районы) дизелей.

5 сентября 2018 года. Суд в Висбадене рассматривает вопрос о запретах на въезд дизелей во Франкфурт

Подобные запреты бьют по интересам как держателей дизельных автомобилей, которых лишают возможности добираться до работы (а то и до дома), так и автостроителей, у которых стремительно падают продажи автомобилей с дизельными двигателями. А ведь именно немецкий автопром выпускает большое число таких машин, и их производство обеспечивает работой множество людей.

Поэтому политики в интересах крупных групп избирателей и автоконцерны в интересах своих акционеров и сотрудников договорились на состоявшемся в августе 2017 года в Берлине «дизельном саммите» всеми силами добиваться предотвращения каких-либо запретов на въезд в города. Ради достижения этой цели автостроители начали выплачивать держателям старых дизельных автомобилей, соответствующих экологическим стандартам Евро-4 и ниже, утилизационную премию при покупке ими новых моделей, а также обязались актуализировать программное обеспечение в более новых дизельных автомобилях стандартов Евро-5 и Евро-6.

Софт или железо? 

Экологи, целый ряд экспертов и политиков, а также немалая часть общественности резко раскритиковали  решения «дизельного саммита». По их мнению, одной лишь актуализации софта, призванной сделать выхлопные газы более чистыми, недостаточно. Нужно непременно браться за «железо», иными словами — устанавливать в автомобилях дополнительные устройства (катализаторы), способствующие очищению выхлопов.

Различные модели катализаторов

Причем, по мнению многих, оплачивать такое переоборудование бегающих по дорогам страны относительно новых дизелей обязаны именно автостроители. Ведь нельзя же взваливать эти расходы на автовладельцев, которых концерны до недавнего времени просто обманывали, представляя дизели куда более экологичными, чем они оказались на самом деле. Этот обман был разоблачен в ходе разразившегося осенью 2015 года «дизельного скандала».

Автостроители, естественно, предъявленное требование отвергли: они не хотят тратить немалые деньги (от 1500 до 5000 евро на автомобиль) на переоснащение уже проданных машин, они заинтересованы в сбыте новых. За прошедший после «дизельного саммита» год с небольшим позиция немецкого автопрома не изменилась. Зато кардинально изменилась ситуация в стране. Если в августе 2017 года запреты на въезд в города еще только маячили на горизонте как теоретическая угроза, то теперь они стали реальностью.

2018 год: города Германии начали вводить запреты на въезд

Первым такой запрет в мае 2018 года ввел Гамбург. И хотя городские власти по сути дела закрыли всего две улицы (на одном участке длинною в 580 метров запретили проезд легковых и грузовых дизельных автомобилей, на другом, полуторакилометровом, только грузовиков), шума в Германии было очень много.

Установка в Гамбурге дорожного знака, запрещающего въезд дизелей до нормы Евро-5

Затем, в июне, суд в Ахене обязал городские власти ввести ограничения на движение дизельных автомобилей с января 2019 года, если до этого содержание окисей азота в воздухе не будет снижено до нормы, что представляется невыполнимым. В июле суд в Штутгарте подтвердил право местных властей ради защиты здоровья людей ограничивать движение дизелей, и сейчас в городе, где находятся штаб-квартиры и головные заводы автостроителей Daimler и Porsche, готовятся к введению запретов с января следующего года.

И вот теперь последовало судебное решение по Франкфурту-на-Майне. Оно по сравнению с предыдущими самое масштабное и жесткое. С 1 февраля 2019 года въезд в центр города запретят дизелям экологического стандарта Евро-4 и ниже, а также старым автомобилям с бензиновыми двигателями стандартов Евро-1 и Евро-2. А полгода спустя, с 1 сентября 2019 года, запрет распространится еще и на относительно новые дизели, отвечающие стандарту Евро-5.

Владельцам «невъездных» автомобилей требуется помощь

При этом ни в одном другом крупном городе ФРГ нет такого количества дизелей. Под запрет подпадут 73 тысячи старых дизельных автомобилей в самом Франкфурте (четверть всех зарегистрированных легковых машин) плюс сопоставимое число автомобилей, на которых на работу в финансовую столицу Германии ежедневно приезжают жители окрестных населенных пунктов.

Непримиримые министры: Свенья Шульце и Андреас Шойер

Так что затронуты жизненные интересы сотен тысяч автовладельцев и членов из семей. Что им теперь делать со своими «невъездными» автомобилями? А ведь в земле Гессен, где правит коалиция консерваторов из ХДС и «зеленых», 28 октября предстоят выборы в земельный парламент.

Теперь все взоры обращены на Берлин, на федеральное правительство: Германии явно требуется срочное общенациональное решение по дизелям. Но какое? В правящей коалиции под руководством лидера ХДС Ангелы Меркель (Angela Merkel) столкнулись две труднопримиримые позиции.

Кого поддержит канцлер в спорах о дизеле?

Министр охраны окружающей среды Свенья Шульце (Svenja Schulze) от имени социал-демократов требует принятия закона, который обязал бы автостроителей за свой счет отозвать проданные ранее дизельные автомобили в автомастерские и оснастить их дополнительными устройствами для очистки выхлопов. По ее мнению, только так можно защитить интересы рядовых автовладельцев, чтобы они не пострадали трижды: их обманули по поводу экологических свойств дизелей, подержанные автомобили с такими двигателями резко упали в цене, а теперь им еще и грозят запреты на въезд во все новые и новые города.

Свенью Шульце готовы поддержать некоторые видные политики ХДС. К тому же ее точку зрения разделяют оппозиционные партии «зеленых», левых и либералов. Один из вариантов решения: переоснащать только относительно новые дизели, отвечающие стандарту Евро-5. 

Министр транспорта ФРГ Андреас Шойер (Andreas Scheuer), представляющий баварскую консервативную партию ХСС, традиционного партнера ХДС, категорически против переоснащения. Его аргументы: неразумно заставлять автостроителей вкладывать немалые деньги в установку катализаторов на старых легковых автомобилях, тем более, что не совсем понятны последствия для двигателей.

Андреас Шойер считает, что куда эффективнее для очищения воздуха было бы переоснащение автобусов и дизельного автотранспорта городских служб, к тому же принятые за последний год меры по сокращению вредных выбросов еще просто не успели дать ощутимого результата, но это вскоре произойдет. Следует учитывать, что в Баварии находятся штаб-квартиры и головные заводы автостроителей BMW и Audi и что в этой федеральной земле тоже предстоят выборы, уже 14 октября, причем результаты опросов у ХСС пока не очень хорошие.

Ангела Меркель объявила, что правительство примет решение о судьбе дизельных автомобилей до конца сентября. По мнению наблюдателей, канцлер ФРГ пока склонялась к точке зрения министра транспорта Шойера. Тем временем экологическая организация Deutsche Umwelthilfe (DUH) продолжает последовательно отстаивать в судах свое требование о введении запретов на въезд дизелей. В данный момент она подала иски против властей 28 городов.

Смотрите также:

  • Volkswagen: история одной махинации

    Разоблачение

    Сентябрь 2015 года. Агентство по охране окружающей среды США (EPA) публикует сенсационное расследование. Утверждается, что минимум на полумиллионе автомобилей Volkswagen с дизельными двигателями установлено программное обеспечение, которое позволяет обходить стандарты. Выброс вредных веществ превышал норму почти в 40 раз. Автоконцерну грозит штраф в размере ни много ни мало 18 миллиардов долларов.

  • Volkswagen: история одной махинации

    Их предупреждали

    Между тем в мае 2014 года авторитетный американский институт ICTT (International Council on Clean Transportation) уже обращал внимание EPA, что выхлопные показатели у некоторых автомобилей Volkswagen значительно выше, чем разрешено законом. Реакции от Volkswagen не последовало.

  • Volkswagen: история одной махинации

    Корнями в прошлое

    Вскоре выяснилось, что решение о манипуляциях было принято автоконцерном еще в 2005 году — для укрепления на американском рынке. Во время рекламной кампании в США Volkswagen использовал слоган Clean Diesel, утверждая, что дизельные автомобили — это экологично и надежно.

  • Volkswagen: история одной махинации

    Затронуты миллионы машин

    О том, что будут отозваны миллионы автомобилей, начали говорить почти сразу. Но окончательную цифру не озвучили. Вначале сообщалось о 11 миллионах автомобилей по всему миру. Затем — о 8,5 миллионах автомобилей в Европе. В октябре объявили, что отозваны будут 2,5 миллиона машин в Германии. Акция начнется в 2016 году.

  • Volkswagen: история одной махинации

    Вот злонравия достойные плоды

    Мартин Винтеркорн (Martin Winterkorn), экс-глава Volkswagen, пережил крушение карьеры. Еще в апреле он добился продления контракта, но спустя ровно неделю после первых публикаций EPA подал в отставку. Еще через несколько дней против него открыли уголовное дело. Далее VW заявил о возможности гражданского иска к Винтеркорну. Также прошел слух, что он покинет все посты в концерне.

  • Volkswagen: история одной махинации

    ФРГ подтверждает махинации

    Министр транспорта ФРГ Александр Добриндт (Alexander Dobrindt) сообщил, что VW и в Европе манипулировал системой контроля за выхлопами. Махинации затронули автомобили с дизельными двигателями объемом 1,6 и 2,0 литра. В ноябре 2015 года прокуратура сообщила о новом уголовном деле против VW: на сей раз речь идет об уклонении от уплаты налогов.

  • Volkswagen: история одной махинации

    Запрет на продажу, далее — на эксплуатацию

    Швейцария ввела запрет на продажу ряда автомобилей Volkswagen. В октябре Калифорнийский совет по ресурсам атмосферы (CARB) выдвинул ультиматум автоконцерну: в случае отказа доукомплектовывать проблемные автомобили CARB обещал добиваться запрета на эксплуатацию машин VW. Схожие проблемы наблюдаются и в других странах.

  • Volkswagen: история одной махинации

    «Я ничего не знал»

    От исполнения своих обязанностей отстранены топ-менеджеры дочерних компаний VW — Ульрих Хакенберг (Ulrich Hackenberg) из Audi и Вольфганг Хац (Wolfgang Hatz) из Porsche. Угроза отставки нависает также над руководителем представительства VW в США — Майклом Хорном, но ему удается сохранить свой пост. Возможно, в том числе благодаря собственным уверениям, что он якобы «ничего не знал».

  • Volkswagen: история одной махинации

    Обыски на заводах и в частных домах

    В октябре 2015 года на головном заводе Volkswagen в Вольфсбурге прошли обыски. Были изъяты документы и носители данных. Также обыску подверглись квартиры высокопоставленных сотрудников. Спустя десять дней — новое испытание: обыск во Франции, на заводе VW в городе Виллер-Котре. Французское Ведомство по защите прав потребителей инициировало свое расследование махинаций VW.

  • Volkswagen: история одной махинации

    Впервые за 20 лет квартальный убыток

    Автоконцерн выделяет 6,7 млрд евро на отзыв 11 млн автомобилей. Следствие этих гигантских трат — первый за 20 лет квартальный убыток VW. По итогам третьего квартала 2015 года Volkswagen показал чистый убыток в размере 1,67 млрд евро. Операционные потери — 3,5 млрд. Сообщается, что сразу после публикации EPA машины VW продавали в автосалонах с колоссальными скидками — чтобы хоть что-то продать.

    Автор: Григорий Аросев

 

Беннет и остальные участники коалиционных переговоров. Итоги политической недели

Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.

Для начала немного осторожного оптимизма. В последние сутки, после выступления депутата Айелет Шакед («Ямина») в политических кругах все увереннее заявляют одно: пятых выборов не будет. 2 июня, когда истечет срок действия мандата Яира Лапида, или 24 июня, когда истекут три недели, которые получит Кнессет, если Лапиду создать правительство не удастся, – так или иначе, но коалиция будет сформирована. Никто не знает, какая и как, но даже всегда осторожные в своих прогнозах политики вполголоса говорят о том, что мы находимся на пути к выходу, возможно временному, возможно краткосрочному, но все же выходу из патовой ситуации, в которой уже два года находится политическая система Израиля.

Неоднократно говорилось, но ничего не остается кроме как повторить: все зависит от Нафтали Беннета. Достаточно ему сказать «да», и уже в ближайшую среду, 2 июня, он вместе с Яиром Лапидом отправится в канцелярию завершающего свою каденцию президента Реувена Ривлина, чтобы сообщить об успешном итоге коалиционных переговоров. Переговоров, которые вопреки утверждению Беннета, судя по всему, не прерывались.

27 мая состоялась встреча Беннета и Лапида. Первым об этой встрече сообщил журналист Амит Сегаль. Источник в блоке противников Нетаниягу подтвердил NEWSru.co.il факт встречи. В «Ямине» не опровергли. Встреча была. Еще за несколько часов до этого в «Еш Атид» заявляли, что никаких контактов с Беннетом нет. «Он прервал переговоры, и мы ждем, когда он обратится, чтобы их возобновить, так как он умеет это делать», – сказал мне источник в партии.

Напомним, что, по официальной версии, переговоры были прерваны 14 мая. В тот вечер, когда в Лоде горели подожженные арабами синагоги, а на израильской территории рвались ракеты, выпущенные из Газы, «приближенные» Беннета сообщили через журналиста Яира Шерки, что глава «Ямины» снял вопрос создания правительства при поддержке РААМ с повестки дня. Правые вздохнули с облегчением, левые обвинили Беннета в бесхребетности, журналисты посоветовали Лапиду не тратить время и вернуть мандат президенту. Как оказалось, спецназовец Беннет задействовал маневр по введению противника в заблуждение. На сей раз, «противником» была не только политическая система, но и все израильское общество. Всё или почти всё это время переговоры продолжались, и, как сообщил «Кан 11», Беннет лишь настаивал на том, чтобы переговоры оставались тайной за семью печатями. 27 мая тайное стало явным. За пять дней до истечения срока действия мандата Лапида, возможность создания «правительства блока перемен» вновь на повестке дня.

Более того, несмотря на все намеки в блоке противников Нетаниягу, согласно которым Беннет упустил свой звездный час и условия, на которых ему предлагаются союз, уже совсем не столь шикарны, как было три недели назад, в обмен на «да» Беннет может получить от Лапида и остальных партий блока «только не Биби», практически все, что ему предлагалось. Беннет может быть первым в ротации на посту премьер-министра, может получить более чем привлекательный пакет министерских портфелей и широкие полномочия в вопросах внешней политики и безопасности. Глава партии «Ямина» отлично понимает, что речь идет о возможности, которая бывает только раз в жизни. Но, несмотря на это, и несмотря на то, что Беннет безусловно хотел бы закончить эту безумную эпопею в резиденции на улице Бальфур, он колеблется. Он искренне колеблется, и на это есть весьма серьезные причины. Прежде всего, Беннет человек действительно правых убеждений, и коалиция с социалистами «Аводы», леворадикалами из МЕРЕЦ при поддержке исламистов от РААМ – это совсем не то, о чем он мечтал, принимая предложение (ныне покойного) Ури Орбаха войти в политику. Но есть и соображения практического характера. Коалиция «Ямины» с МЕРЕЦ, «Аводой» и иными левыми партиями, может оказаться очень непрочной и краткосрочной. Шансы Беннета преодолеть электоральный барьер на следующих выборах, мягко говоря, не очевидны. И третье, возможно главное: несмотря на заявления о единстве фракции и готовности депутатов (кроме Амихая Шикли) поддержать любое решение, все гораздо сложнее. Айелет Шакед выступила с заявлением, которое , было составлено совместно с Беннетом, но она не скрывает своего недовольства возможностью создания коалиции с левыми и того факта, что предпочитает союз с «Ликудом». Нир Орбах и Идит Сильман придерживаются того же мнения. При нынешнем раскладе сил достаточно одного «передумавшего», чтобы вся конструкция рухнула. Но и без этого, управление такой сложной коалицией, которая будет опираться всего на 57 мандатов, а также на четыре мандата РААМ, почти немыслимо.

Главной альтернативой является возвращение «Ямины» к союзу с «Ликудом». В правящей (пока что) партии продолжают оказывать сильнейшее давление на «Ямину», убеждая отказаться от создания правительства с левыми. В «Ликуде» убеждены, что стоит Беннету заявить о том, что единственная коалиция, к которой он готов присоединиться – это коалиция с «Ликудом», как тут же найдутся два перебежчика, которые позволят Нетаниягу сформировать правительство. Если этого не произойдет, и будут объявлены пятые выборы, то Беннету и его людям обещаны шесть из первых 36 мест в предвыборном списке «Ликуда», пост министра обороны в будущем правительстве, высокий пост для Айелет Шакед и многое другое.

В «Ликуде» утверждают, что переговоры с «Яминой» практически закончены. Однако Беннет не торопится возвращаться к союзу со своим извечным партнером-врагом Нетаниягу. Прежде всего, глава «Ямины» искренне убежден в том, что Нетаниягу стал фактором, опасным для государства Израиль. Помимо этого он банально не верит Биньямину Нетаниягу. Не верит, что глава правительства выполнит свои обещания, не уверен в том, что Нетаниягу имеет достаточный контроль над своей партией, чтобы провести эти непростые решения через ее институты.

Беннет колеблется, и на колебания у него осталось меньше недели. Можно предполагать, что в начале следующей недели, переговоры заметно оживятся.

Остальные партии блока противников Нетаниягу также не сидят, сложа руки. Лапид, по некоторым сведениям, по совету Либермана, принял решение подписать все коалиционные соглашения еще до завершения срока действия мандата. По замыслу авторов этой комбинации, подписание коалиционных соглашений создаст дополнительный элемент давления на Беннета. Именно ему предстоит решать, поддержать ли уже фактически созданную коалицию или стать тем, кого обвинят в том, что он обрек страну на пятые выборы.

На данном этапе план Лапида развивается успешно. «Еш Атид» близка к подписанию коалиционных соглашений с МЕРЕЦ (Ницан Горовиц станет министром здравоохранения, Тамар Зандберг министром экологии, а Исауи Фрейдж – министром регионального сотрудничества). Достигнуто соглашение и с НДИ. Если будет создано правительство, Авигдор Либерман получит пост министра финансов, а также к партии отойдет министерство развития Негева и Галилеи, еще одно небольшое министерство, а также финансовая комиссия Кнессета. Отмечается, что это будет исключительный случай, когда одна и та же партия будет владеть и минфином и финансовой комиссией. В Кнессете не исключают возможности того, что речь идет о своего рода «акции устрашения» ультраортодоксов в попытке добиться их сотрудничества с будущей коалицией хотя бы за кулисами. «Если вы не будете с нами сотрудничать, то все финансовые вопросы будут отданы Либерману, со всеми вытекающими последствиями», – дают понять харедим.

Известно содержание далеко не всех соглашений. В частности, детали соглашения в области религии и государства не публикуются. Однако по некоторым сведениям, речь идет о принятии закона о призыве в его первоначальном виде, об отмене монополии на кашрут, о предоставлении раввинам городов права проводить гиюры и прочее. Очевидно, что к такой коалиции ультраортодоксальные партии присоединяться не захотят.

Продолжаются переговоры и между «Еш Атид» и «Тиква Хадаша». На этом направлении также достигнут прогресс на переговорах, однако Саар вряд ли станет подписывать соглашение до тех пор, пока Беннет не принял окончательное решение.

На уходящей неделе организационная комиссия Кнессета рассматривала предложение предоставить возможность ускоренного утверждения законопроекта о создании государственной следственной комиссии по изучению обстоятельств катастрофы на горе Мерон. Ультраортодоксальные партии категорически возражают против создания такой комиссии. Причины возражений, судя по всему, в нежелании министра внутренних дел и министра по делам религии рисковать, так как государственная следственная комиссия может сделать и персональные выводы.

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день

Лавров рассказал, что в решающий момент Путин внес свой вклад в переговоры по Карабаху — Политика

МОСКВА, 14 октября. /ТАСС/. Президент России Владимир Путин следил за переговорами глав МИД РФ, Азербайджана и Армении по урегулированию ситуации в Нагорном Карабахе и внес свой вклад в решающий момент дискуссии. Об этом в среду заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью радиостанциям «Спутник», «Комсомольская правда» и «Говорит Москва».

«Переговоры были уникальными, но отмечу, что в решающий момент свой вклад внес президент, — рассказал глава МИД РФ. — Он контролировал наши ночные бдения, и уже глубоко в ночи мы с ним два раза разговаривали».

Лавров добавил, что к процессу подключался и глава Минобороны РФ Сергей Шойгу. «Там важно было согласовать вопрос о том, что объявление перемирия будет, наверное, не очень достаточным, если не будет механизма контроля за прекращением огня», — пояснил он, напомнив, что об этом говорится в документе, принятом по итогам переговоров. «За последние дни я несколько раз контактировал со своими коллегами в Баку и Ереване, то же самое делал Сергей Шойгу, он общался с министрами обороны, — сказал министр. — И президент разговаривал с лидерами конфликтующих сторон».

«Необходимо немедленно встречаться по линии военных и согласовывать тот самый механизм контроля за прекращением огня, о котором говорится в нашем документе и который пока никто даже не начал обсуждать, — уверен Лавров. — Соответствующие сигналы я переподтвердил буквально полчаса назад, когда мне звонил министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов, такой же сигнал мы направляем нашим армянским коллегам. Думаю, что это сейчас является ключом к устойчивому прекращению огня, от которого страдают гражданские объекты, мирные граждане».

Армения и Азербайджан по итогам консультаций по Нагорному Карабаху в Москве согласовали прекращение огня в зоне боевых действий. Стороны согласились прекратить огонь с 12:00 (11:00 мск) 10 октября в гуманитарных целях для обмена пленными и телами погибших.

Решающий момент — Задание — World of Warcraft

Краткая информация

Это задание более не доступно в игре.

Убейте полководца Чжао-Цзиня Кровопускателя.

Описание

Никогда не думал, что до этого дойдет!

Левен решил сразиться с полководцем Чжао-Цзинем Кровопускателем на самом верху лестницы, но наши войска просто не могут подойти!

Теперь никто, кроме нас, не сможет помешать врагу добраться до тайной… и смертельно опасной… силы дола.

<имя>, ты <должен/должна> остановить его, слышишь?!

What you have accomplished today will live on in stories for ages to come.

With your help, we have saved the Vale from a terrible enemy.

Today, we dealt a painful blow to the mogu. They will never stop their attempts to seize the Vale, but it will be a long time before they try a full scale attack again.

Награды

Вам дадут возможность выбрать одну из следующих наград:

Вы получите:

Дополнительные награды

После выполнения этого задания вы получите:

Введите это в чат, чтобы узнать выполнили ли вы это:

/run print(C_QuestLog.IsQuestFlaggedCompleted(30646))

Руководства

Дополнительная информация

Внести вклад

Для загрузки изображения воспользуйтесь приведенной ниже формой.

  • Скриншоты, содержащие элементы интерфейса, по общему правилу, удаляются сразу. Это же относится и к скриншотам, полученным с помощью Просмотрщика моделей или окна выбора персонажа.

  • Чем выше качество, тем лучше!

Пожалуйста, введите ссылку на видеоролик в поле, указанное ниже.

Wowhead Client — это небольшая программа, с помощью которой мы поддерживаем базу данных в актуальном состоянии. Пользователи Wowhead Client получают доступ к дополнительным инструментам на сайте.  

Две основные цели Wowhead Client:  

  1. Он устанавливает и обновляет аддон Wowhead Looter, который собирает данные, пока вы играете!  

  2. Он загружает собранные данные на Wowhead, помогая поддерживать базу данных в актуальном состоянии!  

Вы также можете использовать Wowhead Client, чтобы просматривать выученные рецепты, выполненные задания, собранные ездовые животные и спутники и полученные звания! 

Чего же вы ждете? Скачайте Wowhead Client. 

Решающий момент, как это действительно понимал Анри Картье-Брессон

Парижский Центр Помпиду, представленный более чем 500 документами, включая фотографии, фильмы, картины и рисунки, в настоящее время предлагает своим посетителям ретроспективу французского фотографа Анри Картье-Брессона Впечатляющее и знаменитое произведение, первое из выставленных в Европе после его смерти, произошло 3 августа 2004 года. Это шоу, которое нельзя пропустить, открылось 12 февраля и продлится до 9 июня — все подробности можно найти здесь.

The Decisive Moment — это название английского издания фотокниги Картье-Брессона, первоначально озаглавленной Images à la Sauvette ( Images on the Run ), опубликованной во Франции в 1952 году. Предисловие к книге открывается цитатой Кардинала. де Рец: «В этом мире нет ничего, что не имело бы решающего момента». В тексте Анри Картье-Брессон кратко описывает свою концепцию фотографии, но затрагивает все ее ключевые аспекты (цвет, технику, композицию, последовательность и т. Д.)). Сегодня мы представляем отрывок из главы предисловия The Decisive Moment , посвященной композиции, которая больше, чем любая другая часть текста, касается порой неверно истолкованной и цитируемой Картье-Брессоном идеи решающего момента.

Мартина Франк, Париж, Франция, 1967, Коллекция Эрика и Луизы Франк, Лондон © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Если фотография призвана передать предмет во всей его яркости, взаимосвязь форм должны быть строго установлены.Фотография подразумевает распознавание ритма в мире реальных вещей. Что делает глаз, так это находит и сосредотачивается на конкретном предмете в массе реальности; камера просто фиксирует на пленке решение, принятое глазом.

Мы смотрим и воспринимаем фотографию так же, как и картину, целиком и одним взглядом. На фотографии композиция является результатом одновременной коалиции, органической координации элементов, видимых глазом.Композицию не добавляют, как если бы она была запоздалой мыслью, наложенной на основной предметный материал, поскольку невозможно отделить содержание от формы. В композиции должна быть своя собственная неизбежность.

В фотографии появился новый вид пластики, продукт мгновенных линий, созданных движением объекта. Мы работаем в унисон с движением, как если бы оно было предчувствием того, как разворачивается сама жизнь. Но внутри движения есть момент, когда элементы в движении находятся в равновесии.

Фотография должна ухватиться за этот момент и удержать неподвижным его равновесие.

Derrière la gare Saint-Lazare, Париж, Франция, 1932, Национальная библиотека Франции, Париж © Анри Картье-Брессон / Magnum Photos, любезно предоставлено Фондом Анри Картье-Брессона

Глаз фотографа постоянно оценивает. Фотограф может добиться совпадения линий, просто повернув голову на долю миллиметра. Он может изменять перспективу, слегка сгибая колени.Помещая камеру ближе или дальше от предмета, он рисует деталь — и она может быть подчинена или подавлена ​​ею. Но он составляет картину примерно за то же время, которое требуется, чтобы щелкнуть затвором, со скоростью рефлекторного действия.

Иногда случается так, что вы зависаете, медляете, ждете, чтобы что-то случилось. Иногда возникает ощущение, что здесь собраны все элементы изображения — за исключением одной вещи, которой, кажется, не хватает. Но что одно? Возможно, кто-то внезапно окажется в зоне вашего обзора.Вы следите за его продвижением через видоискатель. Вы ждете и ждете, а затем, наконец, нажимаете кнопку — и уходите с чувством (хотя вы не знаете почему), что у вас действительно что-то есть. Позже, чтобы подтвердить это, вы можете сделать отпечаток этого изображения, проследить его по геометрическим фигурам, которые подвергаются анализу, и вы заметите, что, если затвор был спущен в решающий момент, вы инстинктивно зафиксировали геометрическую фигуру. узор, без которого фотография была бы безжизненной и бесформенной.

Наконец, вот еще один отрывок из предисловия, который наиболее кратко резюмирует идею Картье-Брессона о решающем моменте:

Для меня фотография — это одновременное признание за доли секунды значимости события, а также точной организации форм, которые придают этому событию его надлежащее выражение.

— Анри Картье-Брессон

Подробнее

Решающий момент: что это такое и почему это важно в фотографии

Фотография, особенно уличная фотография, — это искусство.

И, как и любой вид искусства, успех достигается за счет улавливания чего-то более глубокого, сущности, смысла, чего-то интуитивного и эмоционального, чего-то реального и полного.

Фотограф не просто наведет и снимает волей-неволей; многие из нас стремятся уловить то, что называется решающим моментом.

Здесь визуально приятное изображение сочетается с более глубоким смыслом, улавливая самую суть того, что происходило при нажатии на кнопку затвора.

Это разница между красивыми снимками и идеальной съемкой реальных моментов действия, эмоций и смысла.

Когда решающий момент запечатлен на снимке, люди, как правило, останавливаются и изучают изображение, извлекая изобилие информации, выраженной в виде искусства.

«Сама фотография меня не интересует. Я хочу запечатлеть лишь мельчайшую часть реальности ». — Анри Картье-Брессон

Решающий момент — это концепция, популяризированная знаменитым французским уличным фотографом и фотожурналистом Анри Картье-Брессоном. На протяжении 20-го века, по мере того как фотографам становилось все больше и больше мобильных камер, возможность снимать настоящие, неустановленные и действительно честные фрагменты жизни побудила Анри Картье-Брессона основать концепцию решающего момента.

И хотя эта концепция возникла из уличной фотографии, ее можно использовать в любом другом жанре.

С каждым движением и моментом, будь то кто-то идущий по улице, пойманный бейсбольный мяч или двое влюбленных, прощающихся в аэропорту, всегда будет доля секунды, в которой заключен смысл всей сцены.

Слишком рано или поздно, и это упущено. Эти решающие моменты всегда появляются, прежде чем исчезнуть.

Следующие стратегии и советы использовались Анри Картье-Брессоном, а также более поздними фотографами по всему миру.

Время и ожидание

Сначала я бы порекомендовал фотографам обращать пристальное внимание на время сцены и практиковать свои навыки предвидения. Если вы видите решающий момент и не готовы, он исчезнет к тому времени, когда вы настроитесь и наведете камеру.

Познакомьтесь со своими объектами, их движениями и поведением, чтобы предвидеть и предсказывать наступление решающего момента. Чем больше вы это практикуете, тем лучше станут ваши навыки ожидания.

Композиция

Очевидно, одного времени и ожидания недостаточно. Вы должны найти правильную композицию в вашем окружении и на заднем плане. Сцена должна иметь правильную освещенность, зависящую от времени суток. Другие элементы в вашей сцене должны будут сосредоточить внимание на конкретном моменте, движении и общем выражении, которые создадут решающий момент.

Считайте это рамкой для решающего момента.

Терпение и интуиция

Один из приемов, который используют многие фотографы, — это поместить себя в среду с правильной композицией в ожидании прохождения объекта. Например: вы можете подождать возле оживленного перекрестка или тротуара с надлежащим освещением и фоном и наблюдать, как мимо проходят пешеходы.

В конечном итоге вы станете свидетелями многих решающих моментов, например, как пара смотрит друг на друга, держась за руки, или бурлящее увлечение ребенка чем-то обыденным.Вы можете увидеть доброту незнакомцев, храбрость, страх — все, что отражает идеальный момент выражения и смысла. Изучение подобных сцен и практика предсказания того, что будет дальше, развивают вашу интуицию, позволяющую знать, когда наступит момент и когда вам следует сделать снимок.

Значение и эмоции

В основе любой фотографии смысл отделяет удивительный (но бессмысленный) образ от по-настоящему решающего момента. Главное в решающем моменте — убедиться, что в вашем кадре есть значимый элемент, который делает заявление или вдохновляет и выражает основную эмоцию.

Значение лучше всего проявляется в действиях, и значимые действия происходят вокруг нас каждый день. Даже без камеры я изучаю людей и места вокруг меня, чтобы сосредоточиться на том, какие значения я хочу запечатлеть.

Подумайте, что вы считаете значимым в своей жизни и опыте, так как это легче всего определить. Вы можете подумать о том, что другие люди считают важным, будь то незнакомец в поезде или кто-то в кафе. Смысл повсюду, и с практикой мы сможем предугадать, где его можно найти.Повседневные сценарии и эмоциональные моменты, такие как свадьба, — вот несколько примеров.

Играйте с движением в изображениях

Поскольку решающие моменты находятся в движении и действии, я считаю, что игра с изображением движения в изображениях — удивительный способ уловить энергию и темп объекта. Вы можете сделать это, используя короткие или короткие выдержки.

Короткая выдержка останавливает движение как можно быстрее, позволяя лучше сфокусироваться на мельчайших деталях, но использование более длинной выдержки может показать диапазон движения, запечатлеть его в замедленной съемке и позволив нам насладиться им.Оба этих подхода полезны, и я рекомендую вам попрактиковаться в их использовании для управления и захвата различных аспектов сцены.

Пейзажная фотография

До сих пор мы рассматривали решающий момент, в основном в уличной фотографии, но он имеет свое место и в пейзажной фотографии. Вам нужно будет найти правильную композицию в окружающей среде, такую ​​как время дня и освещение, характер облачности, погоду и т. Д. Ваш объект — это окружающая среда, поэтому определение того, когда в день / неделю / месяц / год она выглядит лучше всего служит как часть времени и ожидания.

Затем понаблюдайте, какие формы значения проявляются, и найдите решающий момент, например, идеальный закат или восход солнца.

Для новичков или тех, кто практикует подход Анри Картье-Брессона к решающим моментам, вы можете попрактиковаться в поиске идеального момента, используя настройку непрерывной выдержки. Я не поклонник подхода « брызги и молись ». Тем не менее, это отличное обучающее упражнение. Если вы видите приближение решающего момента, сделайте несколько снимков.

Затем вы можете просмотреть эти снимки, пока не найдете тот, который запечатлел сцену. Изучите картинки до и после « момент » и спросите себя: «, почему именно этот был лучшим из всех?

Это также позволяет вам увидеть, как приближается решающий момент, и лучше распознать, когда он вот-вот случится.

Анри Картье-Брессон: решающий момент (9783869307886): Брессон, Картье: книги

Картье-Брессон в мгновение ока запечатлел людей в личном или важном моменте, а не в том, как они могли бы себя формально представить, и при этом предложил важную правду о состоянии человека.(Марджори Бэкман Остаточное изображение )

Концепция Картье-Брессона «решающего момента» — доли секунды, которая раскрывает большую правду ситуации — сформировала современную уличную фотографию и подготовила почву для сотен фотожурналистов, чтобы перенести мир в гостиные. через журналы. (Джеймс Эстрин The New York Times Online )

Несомненно красивый объект, который принадлежит библиотеке любого, кто заботится о фотографии … От редактирования и секвенирования до упаковки, это шедевр.(Pat Padua Spectrum Culture )

Перепечатано в точном соответствии с оригиналом, включая дизайн обложки коллажа Анри Матисса, забота и мастерство Стейдла поражают. Размер экрана 11,5 на 15 дюймов, это слишком велико для моей книжной полки. Размеры разворотов соответствуют размерам рамок любимой камеры Leica Картье-Брессона, что позволяет разместить на каждом развороте одно большое изображение, два вертикальных изображения или четыре меньших горизонтальных изображения. Последовательность плавная и впечатляющая — это одно из самых захватывающих впечатлений, которые у меня когда-либо были с книгой.Физическое присутствие книги и высокое качество изображения требуют не только уважения к работе внутри, но и того, что она должна рассматриваться как произведение искусства сама по себе. (Эван Пол Лауденслагер theartblog.org )

Сразу очевидно, что «Решающий момент» — это гедонистическое наслаждение, по крайней мере, если ваше представление о гедонизме достаточно гибкое, чтобы распространить его на тактильное и визуальное удовольствие от книги по фотографии. (Гэри Кокберн Тысяча слов )

Прилежно воспроизведенный до мельчайших деталей, Стейдл, кажется, сопротивлялся желанию чрезмерно приукрасить новое издание ненужными дополнениями.Картье-Брессон, вероятно, счел бы тщательно продуманную реконструкцию своей книги грубым и вопиющим. Решающий момент — это эстетика совпадений и вера, которая следует интуиции. Как и всякий блестящий неожиданный момент, вещи невозможно воссоздать по-настоящему, а только честно пересказывать. (Krystal Grow Wired )

Когда зимние месяцы постепенно уходят, что может быть лучше, чтобы взять хорошую книгу, выпить горячий напиток и полежать в постели холодным и ветреным вечером? К счастью для вас, мы выбрали самые заманчивые книги для журнальных столиков, которые будут выпущены в этом месяце, которые можно просмотреть в слайд-шоу выше.(Девон Иви, , Интервью )

Спустя более десяти лет после его кончины известный уличный и социальный фотограф-документалист Анри Картье-Брессон, который так знаменито ввел термин «решающий момент», или второй, когда все элементы композиции гармонии сцены ― продолжает очаровывать, очаровывать и вдохновлять фотографов по всему миру. Книга Картье-Брессона «Решающий момент» (Steidl), впервые опубликованная в 1952 году Саймоном и Шустером, снова выходит на рынок.Это последнее издание, которое, как и оригинал, также будет покрыто вырезками из Матисса, освещает почитаемые ранние работы фотографа и будет сопровождаться буклетом эссе по истории решающего момента Клемана Шеру, куратора Центра Помпиду. (Libby Peterson Rangefinder )

Знаменитая книга фотографии Анри Картье-Брессона «Решающий момент» была переиздана через 62 года после того, как была впервые выпущена очень влиятельная коллекция его ранних работ.(Aurelien Breeden The New York Times Arts Beat )

«Решающий момент» наконец-то переиздан. Шестьдесят два года спустя он по-прежнему сохраняет вес своей первоначальной важности — даже если понятие решающего момента больше не господствует, как когда-то; Постановочная фотография, концептуальные стратегии и изображения, обработанные цифровым способом, сделали ее устаревшей, за исключением пуристов, фотожурналистов и уличных фотографов. (Шон О’Хаган, , Гардиан, ).

Решающий момент и мозг

Как фотограф, вы рано или поздно наткнетесь на фразу решающий момент .Решающий момент — это концепция, ставшая популярной у уличного фотографа, фотожурналиста и соучредителя Magnum Анри Картье-Брессона. Решающий момент относится к захвату эфемерного и спонтанного события, где изображение представляет суть самого события.

Брессон оказал большое влияние на фотографию, отчасти благодаря своей способности запечатлеть такие моменты. Время между наблюдением, компоновкой и съемкой должно происходить с учетом предвидения и инстинкта, или, как сказал Брессон:

Ваш глаз должен видеть композицию или выражение, которое предлагает вам сама жизнь, и вы должны интуитивно знать, когда нажимать камеру.

Брессон выделяет два важных навыка, которые необходимы компетентному фотографу: знание и интуиция . Знание требует сознательного внимания, и оно сделано намеренно. Интуиция немедленная и не требует сознательных рассуждений. Сознательное осознание происходит вместе с бессознательной обработкой. Оба необходимы, чтобы спустить затвор в нужном месте и в нужное время, чтобы запечатлеть решающий момент.

Может показаться, что я излагаю очевидную мысль запутанной.Однако мы часто не осознаем, как взаимодействуют наше сознательное и бессознательное осознавание и как это влияет на наше восприятие и поведение.

В этой статье я исследую взаимодействие между сознательным (т. Е. Знанием) и бессознательным (т. Е. Интуитивным) осознанием, а также то, как мозг работает, чтобы связать их. В частности, я покажу, как двигательная и зрительная системы мозга развиваются на сознательном и бессознательном уровне.

Я также покажу, что, когда моторика и зрительное восприятие сильно развиты, они работают вместе и позволяют фотографу знать с помощью интуиции .То есть требуется огромное количество усилий для развития моторных и визуальных навыков на сознательном и бессознательном уровне, чтобы они работали вместе и позволяли фотографу запечатлеть решающий момент.

Сознательные и бессознательные моторные навыки

Как правило, сознательные восприятия обусловлены активностью коры головного мозга (холмы и впадины самой внешней части мозга), в то время как бессознательная обработка информации обусловлена ​​активностью подкорки. На то, как кора головного мозга обрабатывает информацию, напрямую влияет информация, которую она получает от подкорки, и наоборот.Это означает, что наше сознательное понимание влияет на нашу бессознательную обработку, а наша бессознательная обработка влияет на наше сознательное понимание. Я буду использовать развитие моторики в качестве примера этого взаимодействия.

Огромное внимание требуется при первом изучении любой двигательной задачи, такой как ходьба, езда на велосипеде или обучение управлению камерой. Нейробиологи называют этот тип развития моторики процедурным обучением . В конце концов акцент, уделяемый процедурному обучению, уменьшается и становится автоматическим (т.э., без сознания).

Например, когда вы впервые делаете снимок, вы должны научиться держать камеру. Держать камеру интуитивно понятно, но необходимо знать, где разместить пальцы, где стоять при съемке, как управлять фокусировкой объектива (исходя из руководства), продвигать пленку (опять же, я делаю предположение) , кадрирование изображения, снятие крышки объектива, перемещение большого пальца в сторону от объектива, знание того, какие кнопки нажимать, не глядя на них (например, кнопка Fn), и т. д.

Области мозга, отвечающие за процедурное обучение, — это базальные ганглии и моторная кора. Базальные ганглии состоят из нескольких подкорковых областей головного мозга, которые отвечают за совершенствование двигательных задач и автоматизацию их. Во время начального обучения моторная кора (осознанная осведомленность) отправляет набор инструкций в базальные ганглии. Затем базальные ганглии принимают эту команду и инициируют двигательное поведение, которое

пытается выполнить задачу, поставленную моторной корой головного мозга.Если моторное поведение не соответствует тому, что хотела моторная кора, тогда моторная кора изменяет инструкции и отправляет их обратно в базальные ганглии, чтобы повторить попытку. Эта обратная связь между моторной корой и базальными ганглиями является движущей силой процессуального обучения.

Когда изучаются моторные навыки, связанные с определенной задачей, моторная кора отключается, и бессознательная обработка базальных ганглиев выполняет моторное поведение. Интересно то, что когда этот моторный навык теряет сознание, попытка осознать этот моторный навык часто снижает производительность.Представьте, что вы идете. А теперь подумайте, как вы ходите. Ваша правая рука движется вместе с правой ногой или она движется с противоположной ногой? Простое осознание этого во время прогулки часто сбивает людей с толку. По сути, вам не нужно обдумывать то, что вы уже знаете.

Когда основные двигательные процедуры изучены, внимание может быть направлено на другие важные навыки, такие как композиция или предвидение событий в вашем окружении.

Учимся видеть

Подобно двигательной системе, сознательное визуальное восприятие взаимодействует с бессознательной визуальной обработкой.Первичная зрительная кора головного мозга (сознательная осведомленность) и подкорковые структуры (бессознательная осведомленность) взаимодействуют и играют важную роль в навигации по нашему визуальному миру.

Зрение требует световых сигналов из окружающей среды для активации фоторецепторов в глазу, что вызывает активность зрительной системы мозга (подробное объяснение см. В предыдущей статье). Свет активирует подкорковые структуры визуальной обработки, которые, в свою очередь, активируют первичную зрительную кору.

Считается, что первичная зрительная кора — это первое место, где мы начинаем осознавать наше зрительное восприятие.Мы знаем это отчасти потому, что нейробиологи изучали людей, у которых была повреждена первичная зрительная кора головного мозга, и которые все еще могут обрабатывать визуальную информацию, даже если они не могут видеть. Это явление называется слепым зрением.

Человек со слепым зрением не может сознательно воспринимать визуальные стимулы, но он все же может использовать бессознательную визуальную информацию для точного управления поведением. Слепое зрение возникает, когда повреждена первичная зрительная кора, но подкорковые структуры зрительной системы остаются нетронутыми.Кто-то со слепым зрением может различать цвета, формы, движения и даже эмоции. Например, если вы попросите кого-то со слепым зрением протянуть руку, когда вы ему что-то дадите (например, стеклянную чашку против набора ключей), человек протянет руку соответствующим образом, чтобы держать то, что вы даете. их (например, ручка для чашки и открытая рука для получения ключей). Это говорит о том, что значительный объем визуальной информации (и эмоций, которые она может вызвать) происходит на бессознательном уровне.

Мы также учимся видеть определенные визуальные подсказки в нашей среде. Например, когда я начал серьезно относиться к фотографии, я предпочел смотреть на свое черно-белое изображение через цифровой видоискатель или на ЖК-экран. Раньше я очень отвлекался на цвета и обнаружил, что черно-белые изображения помогают мне более четко видеть контраст.

Поскольку я снимаю в формате RAW, изображение будет отображаться в Lightroom в цвете. Чем больше я вовлекался в постобработку, тем больше узнавал о конкретных цветах.Я бы изменил оттенок, насыщенность или яркость каждого цветового канала и наблюдал за изменениями цвета моего изображения. Я делал это тысячи раз, и через некоторое время я стал лучше осознавать цвета в моем окружении (в реальной жизни). Я начал различать желтый и зеленый в листьях, вместо того, чтобы видеть только зеленый.

Когда я выхожу на съемку, я вижу цвета в своей визуальной сцене и могу представить, как меняю яркость этого цвета во время постобработки. Я даже начал видеть, как определенные цвета в окружающей среде будут представлены в черно-белом цвете и как изменение цветового канала изменит соответствующее значение шкалы серого.Со временем визуальное восприятие, которое я развил, стало более автоматическим и бессознательным.

Сознательные и бессознательные взаимодействия при фиксации решающего момента

Изучение нового двигательного навыка или умения видеть новые детали в окружающей среде требует осознанного и бессознательного осознания. Кора головного мозга играет ключевую роль в нашем сознании, которое требуется в начале обучения. Со временем кора головного мозга учит подкорку, как автоматически и бессознательно реализовывать эти новые способности.Это освобождает кору головного мозга для изучения новых навыков и осознания нового в окружающей среде.

Логично, что Анри Картье-Брессон ценил как знание (сознание), так и интуицию (бессознательное) при выполнении выстрела. Его способность запечатлеть решающий момент зависит от сознательного и бессознательного взаимодействия. Хотя этот процесс будет одинаковым для всех людей, не все из нас способны уловить эти мимолетные моменты. Что же делает Брессона таким невероятным?

Например, он принадлежал к первому поколению фотографов, имевших доступ к скрытой камере, Leica.Кроме того, он получил образование художника и развил свои навыки композиции и свободно читал изображения. Неужели его художественное образование сделало Брессона одним из величайших фотографов 20 века? Вероятно, это помогло, но одного этого недостаточно.

Чтобы стать великим фотографом, необходимо исключительное количество практики, усердия, смелости, неудач и потери себя, но этого недостаточно. Брессон был великолепен, потому что он потратил огромное количество времени, сознательно совершенствуя свои навыки, неосознанно настраивая свои кадры, направляя камеру так, чтобы он мог спустить затвор и запечатлеть решающий момент.

Фотография — это не документальность, это интуиция, поэтический опыт. Это тонуть, растворяться, а затем принюхиваться, нюхать, нюхать — быть чувствительным к совпадениям. Вы не можете его искать; ты не можешь этого хотеть, иначе ты этого не получишь. Сначала вы должны потерять себя. Тогда это случается. — Анри Картье-Брессон

Анри Картье-Брессон знал интуитивно.


Изображение предоставлено : фотоиллюстрация заголовка, созданная с помощью фотографии «Решающий момент» Анри Картье-Брессона, и, по крайней мере, у него все еще есть палец затвора от Танеля Тимуска, старый фотоаппарат в руках первокурсника Славека Пукло, Мой глаз от orangeacid

Классик Картье-Брессона вернулся — но его решающий момент прошел | Анри Картье-Брессон

«В этом мире нет ничего, что не имело бы решающего момента, — писал священнослужитель и мемуарист XVII века кардинал де Рец, — и шедевр хорошего правления — это знать и использовать этот момент.”

Сегодня идея решающего момента является синонимом определенного вида фотографии, примером которой является великий европейский мастер Анри Картье-Брессон. Он использовал эту фразу в качестве названия своей самой известной книги — и самой известной европейской фотографии -, опубликованной в Америке в 1952 году (одновременное французское издание, что интригующе, называлось Images a la Sauvette — Images on the Run.)

Теперь, имея уже давно вышедший из печати и недоступный для всех, кроме самых серьезных коллекционеров (первое французское издание обойдется вам в 2750 фунтов стерлингов). The Decisive Moment наконец-то переиздан.Шестьдесят два года спустя он по-прежнему сохраняет вес своей первоначальной важности — даже если понятие решающего момента больше не господствует, как когда-то; Постановочная фотография, концептуальные стратегии и изображения, обработанные цифровым способом, сделали ее устаревшей, за исключением пуристов, фотожурналистов и уличных фотографов.

То, что «Решающий момент» принадлежит другому времени, сразу видно из его обложки, которая представляет собой не фотографию, а вырезанную подпись Анри Матисса, который предложил оформить обложку, когда Картье-Брессон показал ему фиктивную копию.(Культурный Картье-Брессон также дружил с Жаном Кокто и Жоаном Миро, которые три года спустя разработали обложку для его книги «Европейцы».) была первой авторской и отредактированной книгой Картье-Брессона — 1947 г. «Фотографии Анри Картье-Брессона» были каталогом для выставки в Музее современного искусства в Нью-Йорке.

Картье-Брессон вместе с Робертом Капой и Дэвидом «Чимом» Сеймуром в 1947 году вместе с Робертом Капой и Дэвидом «Чим» Сеймур стал соучредителем ныне известного фотоагентства Magnum. К тому времени, когда оно было опубликовано, Картье-Брессон много путешествовал по делам, наиболее продуктивно в Индии и Китае.Он также был более осведомлен о ценности своего обширного архива, который он тщательно изучил, чтобы выбрать 126 изображений, включенных в книгу.

Он разделен на два хронологических и географических раздела: первый охватывает период с 1932 по 1947 год и состоит из фотографий, сделанных на западе; второй — с 1947 по 1952 год и снимался в основном на востоке. Сегодня у фотографа больше шансов перейти от фотожурналистики к искусству (не в последнюю очередь потому, что именно там лежат большие деньги), но Картье-Брессон пошел по противоположной линии.Как отмечает куратор Клеман Шеру в своем эссе для нового издания, pre-Magnum Cartier-Bresson был одержим формой и создал свой фирменный стиль. После Магнума — и после Второй мировой войны — он был вынужден создавать изображения, которые имели большее значение с точки зрения их социального и политического, а не эстетического значения.

The Decisive Moment, прежде всего, закрепил этот термин в коллективном фотографическом сознании, сформировав несколько последующих поколений фотографов.То, что Картье-Брессон понимал под решающим моментом, лучше всего объясняется известной цитатой из его длинного вступления к книге: «Фотография — это одновременное признание за доли секунды значения события, а также точного организация форм, которые придают этому событию должное выражение ».

Франция. Париж. Place de l’Europe. Вокзал Сен-Лазар. 1932. Фотография: Анри Картье-Брессон / Magnum Photos

Картье-Брессон всегда подчеркивал важность композиции и любил «инстинктивно фиксировать геометрический узор», в который вписывался выбранный объект.Идея о том, что он подстерегает кого-то, кто войдет в заранее составленный кадр, может объяснить его необычайную популярность, но это противоречит французскому названию «Images on the Run», которое предполагает прямо противоположное.

Решающий момент стал означать идеальную секунду для нажатия кнопки спуска затвора. В этом контексте его лучше было бы применить, скажем, к Гарри Виногранду или Джоэлю Мейеровицу, фотографам, которые рыскали по улицам в поисках правильного сочетания света, действия и выражения, а не узоров и геометрии.

В заставляющем задуматься эссе, опубликованном в «Лондонском обозрении книг» в прошлом году, Габи Вуд написала: «Причина, по которой его фотографии сейчас часто кажутся безличными, заключается не только в том, что они знакомы. Дело в том, что они настолько хладнокровно собранны, настолько адски правильны, что в них нет ничего грубого, и вы думаете: не было бы интереснее, если бы его моменты были немного менее решающими? » Возможно, но тогда он не был бы тем Картье-Брессоном, которого мы знаем, и его влияние не было бы столь широко распространенным.Нетерпение Вуда также может быть связано с этим продолжающимся влиянием. Картье-Брессон продолжает бросать тень на общественное, если не на современное фотографическое сознание. Я бы пошел так далеко, чтобы сказать, что для многих людей с мимолетным интересом к фотографии он почти единолично представляет фотографию: то, для чего она предназначена, и — что еще более проблематично для поколения молодых художников, безжалостно сомневающихся в ее значении. сверхопосредованный мир — что это такое.

Что интересно в переиздании «Решающего момента», так это то, что это произошло слишком поздно.Книга теперь является историческим артефактом. Он закрепляет идею фотографии, которая больше не актуальна, но продолжает существовать как неоспоримый критерий в глазах публики: черно-белый, остро наблюдательный, скрупулезно составленный, очаровательный. Цвета и концептуализма тоже могло не быть, поэтому эта модель фотографии устойчива вне мира самой современной фотографии.

То, что Картье-Брессон исторически важен, не подлежит сомнению: он был мастером, если не мастером, как настаивают его чемпионы.Но «Решающий момент», несмотря на его красоту и превосходство, принадлежит другому фотографическому времени, чего не делают, скажем, «Американцы» Роберта Франка или даже «Путеводитель Уильяма Эгглстона». В то время как Картье-Брессон своим живописным взглядом подтверждал традиции, Фрэнк и Эгглстон сигнализировали о будущем, их фотографии основывались на более глубоких и мрачных рассказах, руководимых глазами посторонних. С того места, где мы сейчас стоим и смотрим, это решающие моменты в фотографии 20-го века, их иконоборческие способы видения и формирования фотографии, как мы ее теперь понимаем.Можем ли мы действительно так сказать о «Решающем моменте»?

Решающий момент | Columbia Magazine

«Фотография, — писал Анри Картье-Брессон, — это одновременное признание за доли секунды значимости события, а также точной организации форм, которые придают этому событию должное выражение. ” Картье-Брессон понимал, что одним щелчком затвора фотограф может не только запечатлеть момент времени, но и раскрыть более глубокую правду о человечестве.

В этом году, когда Колумбия отмечает 100-летие своей Пулитцеровской премии и отмечает основателя Высшей школы журналистики Джозефа Пулитцера, мы оглядываемся на несколько отмеченных наградами изображений, которые, запечатлевая решающий момент, засвидетельствовали не только одно событие, но к истории в процессе становления.

1942

Фрэнк Ноэль

Моряк в спасательной шлюпке, плывущей по течению Индийского океана, умоляет о воде. Эти моряки (и фотограф) ехали на грузовом судне из Сингапура в Бирму, когда оно было потоплено японской торпедой.

1950

Макс Десфор

Северокорейские беженцы ползают по разрушенным балкам моста, спасаясь бегством на юг от наступления китайских коммунистических войск. Китайцы вступили в корейскую войну как союзники Северной Кореи; Войска США сражались на стороне Южной Кореи.

1961

Пол Вэтис

Со склоненными головами президент Джон Ф. Кеннеди (слева) и бывший президент США и Колумбии Дуайт Д.47HON Эйзенхауэра идет по тропе в Кэмп-Дэвиде, недалеко от Турмонта, штат Мэриленд, 22 апреля 1961 года. Они встретились, чтобы обсудить вторжение в залив Свиней.

1973

Слава Ведер

Освобожденный военнопленный подполковник Роберт Л. Стирм встречает свою семью на базе ВВС Трэвис в Фэрфилде, Калифорния, когда он возвращается домой с войны во Вьетнаме. На фото слева — дочь Стирма, Лорри; его сын Роберт; его дочь Синтия; его жена Лоретта; и его сын Роджер.

1981

Рон Эдмондс

Агент секретной службы Тимоти Дж. Маккарти, на переднем плане; полицейский Томас К. Делаханти (в центре); пресс-секретарь президента Джеймс Брэди (на заднем плане) лежал ранен возле вашингтонской гостиницы после того, как 30 марта 1981 года Джон Хинкли-младший выстрелил в толпу шесть раз в попытке убить президента Рональда Рейгана.

1991

Александр Земляниченко

Люди наступают на памятник Феликсу Дзержинскому — основателю и начальнику советской тайной полиции, позже известной как КГБ, — который был свергнут перед штаб-квартирой КГБ в Москве 23 августа 1991 года.

2004

Джон Мур

Заключенный в уличной одиночной камере беседует с военным полицейским в тюрьме Абу-Грейб на окраине Багдада. Эта фотография — одна в портфолио из двадцати, сделанных одиннадцатью разными фотографами Associated Press в Ираке в 2004 году.

2012

Ману Брабо

Сирийские беженцы переправляются в Турцию через реку Оронт, недалеко от деревни Хаджипаша, Турция.

Все фотографии любезно предоставлены AP Images.

Учитесь у Картье-Брессона: определяя решающий момент

Это требует небольшой подготовки и большого количества шансов.

Фотограф Анри Картье-Брессон по праву признан мастером своего дела. Он был одним из первых настоящих уличных фотографов, искусно запечатлевших повседневную жизнь через объектив. Но он также ввел термин: «Решающий момент».

Автор: КИМ Санг Хо

В нем он описал точный случай, когда уникальное событие фиксируется фотографом — когда в кадре застревает то, что может никогда не повториться.Лучше всего он сам сказал об этом в знаменитой цитате:

«Для меня фотография — это одновременное признание, за доли секунды, значимости события, а также точной организации форм, которые придают этому событию его индивидуальность. правильное выражение. »

Мацей Дакович

Пау Бускато

Картье-Брессон всегда старался держать глаза открытыми, а фотоаппарат загруженным, чтобы быть готовым за «долю секунды», когда событие требует фотографии. Эта готовность на протяжении многих лет очаровывала и вдохновляла бесчисленное количество фотографов, которые пытаются взглянуть на свое окружение с точки зрения возможных фотографий.

«Конечно, все зависит от удачи» — Анри Картье-Брессон

Но теория решающего момента не только увлекательна, потому что она изображает фотографии как случайные встречи между временем, светом и предметами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.